Вооруженные Силы Российской Федерации на передовых рубежах борьбы с международным терроризмом.

тема по ВПП № 4 для офицеров

В. КАФТАН, преподаватель кафедры философии и религиоведения Военного университета Министерства обороны Российской Федерации, доктор философских наук, профессор, полковник запаса

Терроризм и экстремизм как угроза национальной безопасности России

В современном мире терроризм стал распространенным способом решения межэтнических, межконфессиональных и территориальных споров, вошел в практику достижения противозаконных целей националистами, экстремистами, религиозными радикалами и сепаратистами. Субъекты геополитического противоборства активно используют террор как низкозатратный и высокопродуктивный метод борьбы; при определенных условиях терроризм способен превратиться в способ ведения боевых действий.

Терроризм является чрезвычайно сложным социальным явлением в связи с многообразием его проявлений в самых разных сферах общественной жизни, трудностью однозначного толкования сущности, излишней политизированности понятия терроризма и проблемой его разграничения с понятием национально-освободительного движения за независимость.

Многоликость терроризма предопределяет разнообразие его толкований. Сохраняя принципиальный смысл понятия «терроризм» (от лат. terror — «ужас») как создание в обществе обстановки всеобщего страха, в то же время надо отметить другие аспекты в понимании данного понятия: социально-исторические, нормативно-юридические, психологические и другие.

Современному международному терроризму можно дать такое определение — это особым образом организованное насилие, вид социального противодействия, которое по военно-политическим целям, средствам, способам и результатам является одной из форм ведения войны и представляет собой антиобщественную деятельность крайне агрессивных, организованных, идеологически подготовленных субъектов с использованием метода устрашения.

Экстремизм (от лат. extremis — «крайний»), абсолютизируя крайние взгляды, ориентирован на насильственный способ изменения политической реальности и является тем фактором, который дестабилизирует жизнь социума и подрывает устойчивость развития различных стран по всему земному шару, не исключая Россию.

Экстремизм выступает крайним выражением присущих любому обществу противоречий и имеет множество определений, что вызывает серьезные трудности в его изучении. Исследование экстремизма может быть реализовано на базе различных философско-методологических подходов.

В рамках наиболее актуального в настоящее время рационального подхода «экстремизм» означает идеологическую приверженность к радикальным взглядам и действиям во всех сферах общества.

Экстремизм, опираясь на определенную идеологию, выступает против сложившихся социальных структур и политических институтов, пытаясь подорвать их стабильность и низвергнуть силовыми методами. Эти методы включают в себя деятельность политически активных групп, структурно и иерархически упорядоченных, чьи усилия направлены на пропаганду идеи отстранения от власти политической элиты с последующим проведением реформ, направленных на слом утвердившихся социально-правовых и экономических отношений, и замену их на иную систему.

Экстремистов отличает особый стиль политической активности, решительность, готовность к энергичным сражениям со своими противниками и даже воинственность. Можно сказать, что экстремисты склонны видеть мир в черно-белом цвете, обнаруживая лишь «своих» и «врагов». Соответственно, цель многих экстремистских организаций — победить, по их мнению, «зло», установив собственный политический порядок.

К числу основных черт экстремисткой идеологии следует отнести:

— стремление к крайним формам протеста против власти;

— решимость на захват власти;

— подготовка восстаний силового или ненасильственного характера;

— признание необходимости принесения жертв в борьбе;

— наличие героя, который может повести за собой толпу;

— готовность к физическому уничтожению представителей власти;

— организация экстремистского выступления как пропагандистского акта, призванного привлечь внимание широких масс;

— анонимность и конспирация как основа деятельности;

— состояние обреченности экстремиста и разорванность связей с миром.

Таким образом, идеология играет ключевую роль во взаимосогласовании личностных и общественных интересов, в определении ценностных идеалов и направленности социальных групп на достижение определенных целей.

Любая экстремистская идеология стремится подавить другие идеологии, заявить о своем великом призвании изменить мир и использовать все возможные средства во имя реализации выдвинутой идеи. Она требует преданности со стороны ее приверженцев ценностям и нормам, которые культивирует. Можно выделить различные разновидности экстремистской идеологии: ксенофобия, расизм, этнонационализм, фашизм, терроризм и др.

Ксенофобия — возведенная в ранг идеологии ненависть к чужому как непонятному, непостижимому, и поэтому опасному и враждебному. Ксенофобия призывает к вражде по принципу национального, религиозного или социального деления людей. Проявляется в основном по отношению к эмигрантам, гастарбайтерам, преследуемым религиозным, культурным, сексуальным меньшинствам.

Расизм представляет собой совокупность воззрений, в основе которых лежат положения о физической и умственной неравноценности рас, и о решающем
влиянии расовых различий на историю и культуру общества. Расизм как идеология включает в себя идеи об изначальном разделении людей на высшие и низшие расы, из которых первые являются создателями цивилизации и призваны господствовать над вторыми, которые не являются «историческими народами» и их удел — полное подчинение. Осуществление расистских теорий на практике порой находит свое выражение в политике расовой дискриминации, например, апартеида.

В основе идеологии этнонационализма лежит принцип особой ценности народности, этнической общности как высшей формы общественного единства. Наиболее выпуклыми чертами этнонационализма являются: повышенный интерес к влиянию на людей географического ландшафта и климата, преувеличение исключительности этнического языка, всяческое подчеркивание самобытности художественной культуры, признание необыкновенности мифов о предках и героях этноса и стремление «пробудить этническое самосознание», желание придать национальному менталитету исключительный характер, приукрашивание повседневного этнического быта и уклада и т. д. К наиболее радикальным видам этнонационализма относится шовинизм — самозабвенная проповедь национального превосходства с целью обоснования права на дискриминацию и угнетение других народов, в основе которой лежит гипертрофированное чувство патриотизма.

Фашизм отличается крайней внутренней и внешней агрессивностью и готовностью подчинить всю публичную и частную жизнь цели величия нации. Главенствующее значение имеет идея верховного вождя как героической фигуры, воплощения народного духа. Фашизм требует реорганизации социальной жизни по военному образцу, признает войну высшим выражением народной воли, достигающей самосознания в личности вождя.

Наибольший интерес представляет идеология терроризма (как одной из разновидностей экстремизма).

Современные идеологи терроризма привнесли в ее развитие довольно мало собственных новых идей, поэтому она во многом восходит корнями к вышеперечисленным социал-анархистским, насильственно-агрессивным и воинственно-религиозным идеям. Указанные обоснования террористической деятельности могут быть использованы экстремистскими течениями разной направленности (националистическими, религиозными, сепаратистскими), потому что камуфлируют их подлинные интересы.

Одной из главных угроз безопасности личности, обществу и государству сегодня часто называется религиозный экстремизм, носящий исламскую окраску. Религиозный экстремизм эксплуатирует тезис о «священной войне» против представителей других вероисповеданий, его адепты осуществляют, прежде всего, борьбу за усиление своего политического влияния, маскируя свои действия заботой о душах и сознании других людей.

К числу факторов, способствующих повышению общественной опасности религиозного экстремизма, относятся:

— индустриальный прогресс в мире, развитие системы коммуникаций, компактность проживания населения и наличие сил, способных использовать научно-технический прогресс против цивилизационного развития;

— попытка нахождения частью атеистически воспитанного населения своих исторических и традиционных корней;

— усиление влияния во всем мире религиозных лидеров;

— неспособность молодежи многих регионов планеты найти свое место в жизни;

— определенная децентрализация некоторых религий (например, ислама), т. е. отсутствие строгого иерархического подчинения в священстве, а, следовательно, и ответственности за действия отдельных частей этого сообщества;

— абсолютизация мнения части верующих людей в масштабах своей конфессии;

— идеализация религии как социокультурного феномена, играющего исключительно и безусловно позитивную роль в обществе;

— усиление влияния на общественное мнение и проектирование искусственно созданных информационных событий средствами массовой коммуникации и др.

Религиозный экстремизм часто возникает в государствах, занявшихся модернизацией своего общества, если до этого его жизненный уклад определялся исключительно религиозной картиной мира. И возможно, именно поэтому наблюдается всплеск именно исламского экстремизма в силу того, что исламский регион — один из последних, подвергшихся модернизации, вестернизации и глобализации.

Таким образом, сложность однозначного определения экстремизма и терроризма, исходящая от них угроза стабильному существованию личности, общества и государства требует выработки всеобъемлющих, научно обоснованных, эффективных мер по уменьшению последствий проявления этих негативных социальных явлений.

Вооруженные Силы России на передовых рубежах борьбы с международным терроризмом

Не вызывает сомнений то, что главный субъект антитеррористической деятельности любого государства олицетворяют собой специальные службы. Но в силу возрастающей активности террористических организаций, в условиях, когда они осуществляют против государства крупномасштабные повстанческие действия (мятежевойну) и представляют военную опасность для него, к борьбе с терроризмом иногда привлекаются регулярные вооруженные силы.

В отдельных случаях только они обладают достаточными силами и средствами для того, чтобы сломить сопротивление и уничтожить террористов. Другие элементы военной организации государства в таких операциях могут выполнять свои специфические, оперативные задачи только во взаимодействии с армейскими частями.

Ввод войск и проведение военных операций в отдельной части страны против действующих там террористов, когда другие способы защиты конституционного строя и прав гражданского населения исчерпаны, не является единичной практикой. Примерами использования армии для подавления вооруженных экстремистских движений и террористических групп могут служить: присутствие британских войск с 1969 г. в Ольстере (провинция в Северной Ирландии) в целях подавления террористической деятельности Ирландской республиканской армии — военного крыла националистической партии «Шинн Фейн»; действия индийской армии в штате Пенджаб с 1987 г. с целью подавления сикхских террористических организаций, борющихся за создание «государства Халистан» и против сепаратистов в штате Джамму и Кашмир, а также контртеррористическая операция на территории Северо-Кавказского региона в нашей стране.

По оценкам Минобороны России, на планете насчитывается 160 зон этнополитической напряженности, 80 из них присущ экстремистско-террористический характер.

По сути, против России и государств постсоветского пространства (зоны жизненно важных интересов РФ) ведется настоящая террористическая война, представляющая собой взаимосвязанные угрозы терроризма, религиозной и этнической нетерпимости, сепаратизма, организованной преступности.

Вооруженные Силы РФ находятся на переднем крае борьбы с международным терроризмом, активно реализуя концепцию силового принуждения к миру.

В основе такого подхода лежат идеи немецкого философа И. Канта, который указал на взаимосвязь права с принуждением и государством, выявил их неразрывный характер.

По мнению исследователя В.В. Колотуши, силовое принуждение — это особый вид деятельности, способ социального управления и социального взаимодействия, основанного на применении силы или угрозе ее применения, направленный на противодействие силой попыткам захвату жизненно-важных ресурсов (среды обитания) или создание условий для их изъятия, в том числе через овладение властью.

Контртеррористическая операция Российской армии в ходе оказания помощи Сирийской Арабской Республике (САР, Сирия) в борьбе с международным терроризмом может служить ярким примером такого рода деятельности.

Благодаря эффективной боевой работе в Сирии по уничтожению техники и живой силы террористических организаций «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» (запрещены в России — прим. ред.) Воздушно-космическими силами России, проведению силами специального назначения операций, всесторонней подготовке военнослужащих Сирийской арабской армии, а также деятельности российского Центра по примирению враждующих сторон удалось в значительной мере переломить ситуацию в стране, практически полностью уничтожив самых одиозных боевиков и поставив силы террористического интернационала на грань полного поражения, добиться нормализации общественно-политической обстановки в республике.

События в Сирии показали, что силовое принуждение, осуществляемое российскими военнослужащими, принципиально отличается от разрушительных действий западной коалиции в ходе «гуманитарной интервенции». В ней подлинной целью является не помощь людям и облегчение их страданий, а реализации собственных геополитических интересов под прикрытием разговоров о соблюдении абстрактных прав человека.

Таким образом, применение вооруженных сил против террористической активности, когда она достигает уровня повстанческой войны против государственной власти, угрожает суверенитету и целостности территории страны, вполне оправдано и даже необходимо.

Борьба с международным терроризмом является одним из основных стратегических приоритетов Российской Федерации в области обеспечения государственной безопасности. Этому направлению внутренней и внешней политики традиционно уделяется большое внимание, но особенно остро данная проблема встала в последние годы, ознаменовавшиеся значительным усилением разнообразных экстремистских формирований по всему миру. Апогеем стало взятие под контроль в ходе «арабской весны» 2011 года незаконными вооруженными формированиями обширных районов Сирии, Ирака, Ливана, Йемена, Ливии и ряда других стран и установление в них террористического режима.

Наиболее тревожная ситуация сложилась в Сирии, где в результате вмешательства в гражданскую войну международных террористических организаций к 2015 году правительственная армия находилась в крайне сложном положении и была близка к поражению, а боевики контролировали значительную часть территории страны, нефтяные промыслы и крупные города.

Российская Федерация приняла активное участие в решении данного конфликта на всех стадиях его развития. Так, с начала кризиса руководители России говорили о невозможности иностранного вмешательства в конфликт и необходимости поиска решения путем переговорного процесса самих сирийцев. Впоследствии эти идеи стали основой Женевского коммюнике от 2012 г. — «дорожной карты» по урегулированию конфликта. Позиция России основывалась на неизменном соблюдении международного права и первоначальном отказе от вооруженного вмешательства извне.

Когда в 2013 г. появились сообщения об использовании в Сирии химического оружия, многие страны сразу же обвинили в этом правящий режим Б. Асада. Однако и в этом случае Россия руководствовалась международным правом и заявляла о необходимости тщательного расследования произошедших инцидентов. Москва добилась от Сирии согласия на отказ от химического оружия и присоединение к Конвенции о запрещении химического оружия. Этот шаг позволил снять угрозу американского вторжения в страну.

Кроме того, Российская Федерация предпринимала меры, направленные на создание условий для проведения межсирийских переговоров. Москва принимала активное участие в работе площадок многих форматов, где обсуждалась сирийская проблема: это и двусторонние встречи, и обсуждения в ООН, и Международная контактная группа по Сирии, и другие. При участии России был принят ряд документов, направленных на решение конфликта. Во всех этих документах было зафиксировано основное требование России — урегулирование конфликта на основе решения, выработанного в ходе межсирийских переговоров.

На 70-й юбилейной сессии ООН в Нью-Йорке Президент России Владимир Путин предложил мировому сообществу оказать решительное противодействие международному терроризму. Он в очередной раз обратил внимание всех государств на необходимость руководствоваться в своей деятельности общими интересами в рамках соблюдения международного права, объединить усилия для борьбы с терроризмом, создать широкую, наподобие антигитлеровской, антитеррористическую коалицию. Однако инициатива В.В. Путина Западом не была поддержана.

В сложившейся ситуации Россия приняла официальное обращение руководства Сирии, и 30 октября 2015 г. Совет Федерации Федерального Собрания РФ по запросу Президента России единогласно одобрил применение Вооруженных Сил России за рубежом. С этого момента российское государство начало открыто противостоять международному терроризму в Сирии.

Решение о начале военной операции на территории Сирийской Арабской Республики было принято по нескольким причинам. Самая важная из них — угроза распространения влияния исламского терроризма. Операция коалиционных войск во главе с США по борьбе с «Исламским государством» не позволила существенно ослабить группировку. Существовала угроза присоединения к ИГИЛ других террористических группировок, в том числе и запрещенной в России «Имамата Кавказ». В случае если деятельность «Исламского государства» распространилась бы на Центральную Азию, а оттуда  на южные рубежи России, была бы создана угроза национальной безопасности нашего государства.

Только по официальным данным, к началу 2016 г. в Сирию уехало 2719 россиян, в том числе около 200 — из Поволжья, 130 — из Кабардино-Балкарии, 500 — из Чечни и 900 — из Дагестана. Еще больше, в общей сложности более 5 тыс., в рядах ИГИЛ оказалось выходцев из республик Средней Азии. Поэтому Москва предпочла бороться с террористами на территории Сирии.

Важным побудительным фактором принятого российскими властями решения стала трансформация терроризма в структуру тоталитарного государства исламистского характера, вытесняющего традиционную государственность на Ближнем Востоке.

Немаловажной причиной вмешательства Москвы в сирийские дела явилось то, что Россия тем самым заявила о себе как о мировой державе, способной решать глобальные проблемы. И здесь можно проследить отличие стратегии России от западных союзников, которые борются с терроризмом на территории Сирии вопреки международному праву. Российская Федерация не только противодействует экстремистским группировкам, но и стремится на различных площадках наладить диалог правительства и умеренной оппозиции для урегулирования конфликта.

Помимо того, одной из целей России было преодоление дипломатической изоляции, в которой страна оказалась после политических событий 2014 года. И действительно, после вступления Москвы в борьбу с терроризмом в Сирии Россия снова стала восприниматься Западом как игрок мирового уровня, имеющий интересы далеко за пределами национальной территории. Наше участие в сирийском конфликте было обусловлено также стремлением показать изменение структуры международных отношений, а именно конец однополярного мира, сложившегося после развала СССР. Кроме того, Россия ясно дала понять, что сохранение власти нынешнего сирийского правительства является едва ли не единственной гарантией защиты Сирии от превращения в «несостоявшееся государство».

Плотное взаимодействие Минобороны РФ с сирийскими коллегами позволило нанести сокрушительное поражение ИГИЛ и в серьезной степени ослабить другие террористические группировки, освободить большую часть территорию страны и взять под контроль основные объекты инфраструктуры.

Одно из главных направлений военной операции Российской Федерации против группировки ИГИЛ и ее союзников заключалось в отрыве международного терроризма от основных источников дохода. Как известно, террористы многие годы занимались контрабандной торговлей сирийской нефтью и газом: сырье приносило солидные прибыли и позволяло закупать необходимую технику и вооружение, платить наемникам других исламских группировок и вести взаиморасчеты с иностранными представителями ячеек ИГИЛ.

Спустя некоторое время с начала военной операции России правительственные сирийские войска при поддержке российских военных специалистов и советников отбили у террористов значительное количество нефтегазовых месторождений, лишив тем самым ИГИЛ крупной статьи доходов и позволив сирийской экономике начать получать необходимые финансовые средства. Благодаря этому бюджет сирийского государства начал пополняться необходимыми средствами и аккумулировать перспективный военный бюджет для дальнейшего массового наступления на исламистов.

Совершенно очевидно, что достигнутым военным успехом сирийские правительственные силы и сражавшееся на их стороне ополчение обязаны, прежде всего, действиям авиационной группы российских ВКС. Российская воздушная операция в Сирии, начавшаяся в сентябре 2015 г., стала одним из наиболее заметных мировых военных и политических событий современности.

Руководство России выбрало в Сирии единственно возможный путь разрешения критической ситуации: решительно действовать по ключевым направлениям ведения гибридной войны, включая политическую, информационную, социальную и гуманитарную сферы противостояния.

Большую роль в снижении накала конфликта внес Центр по примирению враждующих сторон на территории Сирийской Арабской Республики, организовавший целый ряд мероприятий по примирению враждующих сторон путем переговоров, координирующий оказание гуманитарной помощи населению Сирии, способствующий поддержанию режима прекращения огня, а также оказанию необходимой информационной поддержки.

Силами военной полиции поддерживается порядок в освобожденных от террористов населенных пунктах, создаются коридоры для вывоза людей в спокойные районы, оказывается медицинская помощь в специально созданных госпиталях, осуществляется контроль над работой саперов сирийской армии.

Если подводить итог военной операции в Сирии, то, по словам Министра обороны Российской Федерации, за пять лет борьбы с терроризмом ликвидировано 865 главарей бандформирований и более 133 тыс. боевиков, включая 4,5 тыс. выходцев из РФ и стран СНГ, было освобождено от террористов 1024 населенных пункта, в результате чего под контроль правительственных войск и отрядов народного ополчения перешло 88 % территории страны.

Именно действия Вооруженных Сил РФ создали переломный момент в противодействии терроризму в Сирии. Благодаря усилиям России удалось объединить разрозненные и враждующие друг с другом группировки вооруженной оппозиции в борьбе с террористами.

Важным моментом является и тот факт, что Россия заявила о себе как о силе, с которой надо считаться в мире и которая имеет влияние на события в ближневосточном регионе. Она доказала свою способность проводить стратегические операции с применением военно-воздушных и морских сил на значительном удалении от своих границ, с использованием авиации дальнего действия, оснащенной как бомбами, так и высокоточными крылатыми ракетами.

В ходе сирийской операции Вооруженные Силы РФ показали готовность вести не только классические войны, но и войны нового типа, выполнять поставленные задачи внезапно и скрытно, применять современные вооружения в сочетании с «ассиметричными» методами ведения вооруженной борьбы. Неудивительно, что действия наших Вооруженных Сил на сирийском направлении получили высокую оценку руководства практически всех ведущих армий мира, а также большинства военных экспертов.

В свете военной операции в Сирии одним из важных направлений развития и подготовки наших Вооруженных Сил стало придание им способности эффективно действовать в нетрадиционных условиях. Вооруженные Силы и оборонно-промышленный комплекс (ОПК) нашей страны получили в Сирии бесценный боевой опыт. Российская армия, по сути, сдала, причем сдала блестяще, своеобразный комплексный государственный экзамен на готовность противостоять любому агрессору, угрожающему нашей национальной безопасности, в том числе и на ближних подступах.

В условиях мировой стратегической нестабильности Вооруженные Силы РФ должны быть готовы защитить интересы государства в военном конфликте любого масштаба с широким применением противником как традиционных, так и гибридных методов противоборства. Для этого крайне необходимо анализировать сирийский опыт как в видах и родах войск на оперативном и на тактическом уровнях, так и в структурах ведущих предприятий и научных учреждений ОПК.

Говоря об итогах российской военной кампании в Сирии, нельзя не отметить экономическую составляющую. После успехов российского оружия появилась возможность заключения Россией выгодных военных контрактов на его поставку.

Сегодня на большей части территории Сирии наступил долгожданный покой, начинают функционировать органы власти, первые беженцы из 6,5 млн человек стали массово возвращаться в свои дома, восстанавливаются системы жизнеобеспечения и снабжения. 9 ноября 2020 г. В.В. Путин в беседе со своим коллегой Б. Асадом в режиме видеоконференции заявил, что «очаг международного терроризма в Сирии фактически ликвидирован, заметно снижен и уровень насилия, налаживается мирная жизнь, ведется инклюзивный политический процесс под эгидой Организации Объединенных Наций».

Однако события последнего времени показывают, что силы международных террористических организаций в Сирии еще не разгромлены окончательно и существует вероятность распространения их подрывного влияния на другие регионы. Так, имеется информация об использовании части боевиков, находящихся под турецким контролем, группировки «Тахрир аш-Шам» (бывшей «Джебхат ан-Нусра») и других террористических организаций в гражданской войне в Ливии, а также их привлечении к участию в вооруженном конфликте в Нагорном Карабахе. Это может свидетельствовать о новом этапе развития международного терроризма — использовании боевиков в т. н. прокси-войне. Прокси-война (от англ. «proxy» — «представитель, уполномоченный»), т. е. война опосредованная (по доверенности) — особая форма боевых действий, в которой за одной из конфликтующих сторон (или за обеими) стоит третья сила, в интересах которой, собственно, и осуществляется вооруженное противоборство. Наиболее часто осуществляется под прикрытием разрешения внутреннего конфликта на территории той страны, где реализуется вооруженный конфликт.

Несмотря на некоторое снижение накала антитеррористического противоборства, не следует списывать со счетов и вероятность экспансии остатков разгромленных отрядов «ИГИЛ» в такие нестабильные регионы, как северная часть Афганистана, а также риск возвращения недобитых боевиков, уроженцев Кавказа и Центральной Азии, на родину и их попытки организованной дестабилизации политической обстановки и вооруженного захвата власти.

В этой связи стоит обратить внимание на слова директора ФСБ А.В. Бортникова о том, в 2020 г. в России был предотвращен 41 террористический акт, пресечена деятельность 55 законспирированных «спящих ячеек» террористов, нейтрализовано 49 бандитов (8 главарей), задержаны 36 бандглаварей, 162 боевика и 591 пособник, заблокированы финансовые активы более 1200 лиц, подозреваемых в причастности к террористической деятельности, на общую сумму свыше 57 млн рублей.

Несмотря на отсутствие точных доказательств использования западными спецслужбами современных сторонников создания «Исламского халифата» против законных правительств Ближнего Востока и Северной Африки, косвенных тому подтверждений, а главное — значительной медиаподдержки в глобальных средствах массовой коммуникации достаточно, чтобы высказать предположение о наличии такого рода связей. Как отмечают исследователи процесса реализации американского проекта глобализации М. Хард и А. Негри, «в практиках имперского правления угроза террора становится орудием решения ограниченных или региональных конфликтов и аппаратом имперского развития. Имперское господство в этом случае меняет свой облик и может попеременно проявляться то как разложение, то как разрушение, словно показывая их глубокую взаимозависимость. Вместе они танцуют над пропастью, над зияющей в империи пропастью небытия». Жертвами этого конфликта нового типа, когда становится почти невозможно отличить правых от виноватых, врагов от союзников, скотоводов и хлебопашцев от боевиков и террористов-смертников, чаще всего становятся мирные жители.

В этих условиях по-прежнему актуальны слова начальника Генерального штаба Вооруженных Сил России генерала армии Валерия Герасимова на V Московской конференции по международной безопасности (2016 г.): «…первую атаку терроризма мы отбили и сделали для себя несколько выводов:

во-первых, к борьбе с террористическими формированиями Вооруженные Силы необходимо готовить заблаговременно;

во-вторых, терроризм надо бить упреждающе, на ранних стадиях формирования угрозы, не давать его идеологии проникнуть в умы населения, развиваться и захватывать новые территории;

в-третьих, терроризм нельзя ликвидировать без применения военной силы, но и одной военной силой его тоже не победить. Необходимо объединение политических, финансовых, идеологических и информационных ресурсов государства для успешной борьбы с террористическими организациями».

Вероятно, что борьба Вооруженных Сил России с террористами в обозримом будущем непременно будет продолжена, но приобретет несколько иной характер. Уменьшится активность применения сил и средств ВКС и ВМФ с соответствующими видами вооружения и боевой техники, и возрастет роль использования сухопутных спецподразделений, обладающих опытом выявления и борьбы с разветвленной сетевой структурой международного терроризма, оснащенных новейшими видами оружия и защиты, системами спутниковой связи и глобального геопозиционирования, а также возможностями применения беспилотных систем огневой и разведывательной поддержки.

Методические рекомендации

Во вступительном слове следует отметить актуальность изучения вопросов, касающихся теоретических основ международного терроризма и практического воплощения экстремистских идей в ходе ведения современных войн.

В ходе основной части лекции следует акцентировать внимание на понятиях «война», «экстремизм» и «терроризм», их классификации и краткой характеристике. В процессе рассказа целесообразно демонстрировать специально подобранные видеофрагменты из художественных, документальных кинофильмов и телепередач для предметного усвоения материала.

Особый упор следует сделать на анализе места и роли Вооруженных Сил России в контртеррористической борьбе, особенностей осуществления ими функции силового принуждения.

В заключительной части необходимо подвести итоги занятия и сделать краткие выводы. Нужно подчеркнуть, что военнослужащим важно осознавать всю степень деструктивного воздействия идеологии экстремизма и терроризма, представлять возможные негативные последствия ее практической реализации и быть готовыми к решительному ей противодействию.

ЛИТЕРАТУРА:

Актуальные проблемы противодействия экстремизму в воинских коллективах: сборник материалов методического семинара / под ред. В.М. Шевцова. М.: Военный университет, 2017. С. 9-28.

Аминов Д.И., Оганян Р.Э. Молодежный экстремизм. М.: Триада ЛТД, 2005.

Добаев И.П., Кубякин Е.О., Сериков А.В. Молодежный экстремизм и терроризм. Подольск: Типография «Сарма», 2012.

Кафтан В.В. Противодействие терроризму. М.: Юрайт, 2015.

Кафтан В.В. Террор и антитеррор в условиях глобализации. М.: КноРус, 2018.

Колотуша В.В. Силовое принуждение: типология и факторы [Электронный ресурс] https://cyberleninka.ru/article/n/silovoe-prinuzhdenie-tipologiya-i-faktory/viewer (дата обращения: 14.12.2020).

Красиков В.И. Экстрим: междисциплинарное философское исследование причин, форм и паттернов экстремистского сознания. М.: Водолей Publishers, 2006.

Королев А.А. Террор и терроризм в психологическом и идеологическом измерении: история и современность. М.: Московский гуманитарный университет, 2008.

Хардт М., Негри А. Империя. М., 2004. С. 360-361.

Хоффман Б. Терроризм — взгляд изнутри. М.: У-Фактория, 2003.

За пять лет операции в Сирии ликвидировали более 133 тыс. боевиков // Интерфакс : информ. агентство. — 2020. — 30 сент. [Электронный ресурс] URL: https://www.interfax.ru/world/729230 (дата обращения: 14.12.2020).

Путин: очаг международного терроризма в Сирии фактически ликвидирован // Коммерсантъ. — 2020. —
 9 нояб. [Электронный ресурс] URL: https://www.kommersant.ru/doc/4565193 (дата обращения: 14.12.2020).

Егоров И. Спящие ячейки не проснулись // Российская газета. — 2020. — 8 дек. — № 277. [Электронный ресурс] URL: https://rg.ru/2020/12/08/bortnikov-otchitalsia-o-rabote-fsb-za-god.html (дата обращения: 14.12.2020).