В УСЛОВИЯХ РАДИОАКТИВНОЙ ОПАСНОСТИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

В УСЛОВИЯХ РАДИОАКТИВНОЙ ОПАСНОСТИ

Тридцать два года назад, 26 апреля 1986 года, в 01 часов 24 минуты на 4-м блоке Чернобыльской АЭС ядерные процессы в реакторе вышли из-под контроля. В результате теплового взрыва в атмосферу была выброшена часть накопившихся в реакторе радиоактивных продуктов. Заражение охватило территорию около 5 тысяч квадратных километров, на которой проживало более 100 тысяч человек. Все силы государства были направлены на устранение техногенной катастрофы. Армейские подразделения стали первыми, кто прибыл в зону Чернобыльской АЭС для этой цели. Задачи по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы были поставлены директивой Министра обороны СССР № 314/026 от 02.06.1986 и перед железнодорожными войсками.

В соответствии с решением правительства для выполнения строительно-восстановительных и эксплуатационных работ на подъездных железнодорожных путях и примыкающих к Чернобыльской АЭС железнодорожных станциях были привлечены части и подразделения 2-го корпуса железнодорожных войск. Генерал-полковник М.К. Макарцев отдал приказ командиру 2-го железнодорожного корпуса генерал-майору Н.А. Хомякову о формировании оперативной группы из офицеров управления объединения. Также были созданы оперативные группы в управлениях 1-й гвардейской, 30-й и 26-й железнодорожных бригад и 11-го путевого батальона гвардейской бригады. Им предстояло начать свою работу с 16 мая по 11 августа в районе станции Вильча, в 43 км от АЭС, а с 17 августа 1986 года — в поселке Корогод, в 15 км от места катастрофы. Для руководства работами железнодорожных войск по ликвидации последствий аварии была образована группа из офицеров Главного управления Железнодорожных войск во главе с генерал-лейтенантом А.А. Виноградовым и генерал-майором А.Г. Дьячкиным.

Воины-железнодорожники совершили комбинированный марш, преодолев расстояние около 600 километров. Части и подразделения к объектам работ двигались пассажирскими поездами — до 100 км/сутки, воинскими эшелонами — 600–650 км/сутки и автоколоннами — до 300 км/сутки. Им предстояло выполнять специальные работы в зонах радиоактивного заражения в условиях непредсказуемого развития техногенной катастрофы. Поэтому в район АЭС были передислоцированы четыре путевых батальона: по одному — от 1-й гвардейской и 30-й бригад, два батальона от 36-й железнодорожной бригады, а также подразделения 8-го учебного полка. Была проведена радиационная разведка районов расположения, которая велась круглосуточно. В дальнейшем эту функцию выполняли штатные и специально подготовленные подразделения химической защиты.

На заседании Военного совета Железнодорожных войск были рассмотрены доклады генерал-лейтенанта А.А. Виноградова и генерал-майора Н.А. Хомякова о результатах работы групп в районе бедствия и спланированы необходимые меры, определены силы, средства и первоочередные мероприятия. Управление соединениями и частями, задействованными на ЧАЭС, осуществлялось по традиционной схеме: ГУЖВ – корпус – бригада – батальон. Согласно приказу, ответственным за организацию работ войск в районе Чернобыльской АЭС был назначен генерал-майор Н.А. Хомяков.

Была предусмотрена периодическая замена личного состава. Это позволило избежать сверхдопустимых доз облучения военнослужащих. Были предусмотрены и меры предосторожности при выполнении задач в непосредственной близости от ядерных реакторов, где солдаты и офицеры работали не более 20 минут. Непосредственное руководство строительно-восстановительными работами в районе ЧАЭС велось оперативными группами 2-го корпуса, 1-й гвардейской бригадой, 30-й и 36-й отдельными железнодорожными бригадами. В состав оперативных групп вошли наиболее опытные офицеры — специалисты всех профилей. В помощь офицерам корпуса и бригад была сразу же направлена группа командиров Главного управления Железнодорожных войск, которую возглавил начальник химической службы полковник В.С. Обносов.

Чтобы сократить время пребывания личного состава на зараженной местности, было решено разместить полигоны по подготовки блоков и деталей искусственных сооружений, звеньев и элементов железнодорожного пути и стрелочных переводов на незараженной местности. Затем готовые к установке и укладке звенья будущего железнодорожного полотна доставлялись к месту сборки специальным автомобильным транспортом. Кабины механиков-водителей, операторов оборудовали свинцовыми листами.

Работы по восстановлению путей участка от станции Янов до энергоблоков осуществлялись в непосредственной зоне разрушения АЭС, а строительство подъездных путей в районе станции Вильча и города Славутича — за пределами 30-километровой зоны. Мужество и профессиональная выучка воинов-железнодорожников, их умение быстро маневрировать штатной техникой позволяли вести восстановительные работы в быстром темпе.

В опасной зоне в разные периоды года находились от 130 до 310 человек, около трех тысяч человек — в составе 2-го корпуса. Уже к середине мая для подвоза и обеспечения восстановительных работ было уложено 4 км железнодорожного пути, 7 стрелочных переводов, полным ходом шла подготовка к восстановлению подъездных путей к 1-му и 2-му реакторам. Ранее действующие подъездные пути были залиты бетоном в ходе проводившейся дезактивации.

Во всех частях, подразделениях и оперативных группах осуществлялся тщательный контроль облучения. Учет велся в специальных журналах и в индивидуальных карточках. Получившие нормативную дозу облучения выводились из опасной зоны.

Личный состав частей и подразделений на станции Вильча размещался в палаточном городке. Палатки ПБ-20 устанавливались на отсыпанный и спланированный гравийный грунт с обязательным герметичным остеклением и устройством дощатых полов и их двухслойного покрытия полиэтиленовой пленкой. Палатки содержались плотно закрытыми. Перед входами в них укладывались влажные маты, ставились корытца с водой. Подметать полы в помещениях было категорически запрещено, проводилась только влажная уборка.

Умывальники оборудовались в плотно закрывающихся палатках. Воду брали только в артезианских скважинах. Использованную воду отводили в водосборники. Туалеты сооружали каркасного типа с обтяжкой плотным брезентом или двумя слоями полиэтиленовой пленки. Выгребные ямы плотно закрывались крышками с люками и регулярно очищались. Большую роль сыграл отвод грунтовых и поверхностных вод с территорий городков по открытым канавам в водосборные колодцы, расположенные не ближе 25 м от жилых помещений.

В жилых городках было организовано трехразовое питание. Пищу готовили в прицепных походных кухнях и в вагонах-столовых. Преимущественно использовались консервированные продукты. Банки перед вскрытием дезактивировались. Прием пищи осуществлялся в закрытых помещениях. Территория вокруг пунктов питания и внутренние помещения постоянно поддерживались во влажном состоянии.

Продовольствие доставляли с базы Киевского военного округа автофургонами, питьевую воду — водовозками из скважин станции Вильча. Воду хранили в специальных емкостях. Личный состав также получал минеральную воду в бутылках. Хранились продукты в жилом городке Вильча на заглубленном продовольственном складе и в изотермических кузовах. Для затаривания продуктов и посуды применялись специально изготовленные полиэтиленовые мешки. Хлеб содержался в плотно закрытых ящиках.

Для приема пищи использовались котелки. Термосы после приема пищи мылись, а затем проводилась их  дезинфекция хлорным раствором. Химики-дозиметристы и специалисты медицинской службы постоянно осуществляли дозиметрический контроль степени зараженности продовольствия, воды и имущества на пунктах приема пищи.

Работа вещевой и медицинской служб была также организована в соответствии с установленными порядком и нормами.

По мере получения задач по ведению строительно-восстановительных работ оперативные группы незамедлительно проводили рекогносцировки объектов, оценивалась радиационная и производственная обстановка местности, на основе чего принимались решения по сосредоточению сил и организации работ.

Предварительные проектные решения принимались по картам. После прокладки трассы по картам изыскательские группы уточняли ситуацию на месте, отмечали места пересечений дорог, линий электропередач и т.д., уточняли план и профиль подходов к искусственным сооружениям и конечным точкам или станциям. После оценки радиационной обстановки района намеченной трассы проводилась ее прокладка на местности.

Работы по подготовке строительной площадки, дезактивации, расчистке от леса и кустарника, по строительству гофрированных металлических труб, по укладке и балластировке пути были поручены 11-му гвардейскому путевому батальону, усиленному ротой подготовки офицеров учебного полка. Работы проводились при низких уровнях радиации, не превышающих 0,2 рентгена в час, что позволяло личному составу находиться на объектах работ в течение полной смены.

Комплекс работ по устройству военного городка, по дезактивации местности, по строительству и развитию станции, а также по охране и обслуживанию линии, был выполнен досрочно — станцию сдали в эксплуатацию 11 июня вместо установленного срока 20 июня, что обеспечило своевременную подачу необходимых ресурсов для ликвидации последствий аварии на АЭС.

Работы второго этапа были  связаны с восстановлением путей в непосредственной близости от АЭС, на территории с уровнем радиации 0,5–8,0 рентген в час. При тушении пожара и ликвидации последствий аварии подъездные пути к энергоблокам были разрушены тяжелой гусеничной и колесной техникой, некоторые частично сгорели, часть путей была засыпана землей, рельсы согнуты и поломаны, габарит загроможден остатками трубопроводов и сгоревшим оборудованием. Поэтому работы по расчистке восстанавливаемых путей непосредственно у энергоблоков осуществлялись подразделениями инженерных войск с использованием инженерных машин с навесным бульдозерным оборудованием, буксирных тягачей, автокранов и автогенной резки металла. Причем на каждый вид работ составлялся график с поминутным выполнением всех предстоящих операций и с учетом радиационной обстановки, сроков выполнения поставленных задач и допустимой дозы облучения. Вахтовый метод позволял не превышать дозу облучения военнослужащих — не более двух рентген. Смена длилась от 15 до 90 минут. Воины-железнодорожники  восстановили пути, которые вели к энергоблокам АЭС и подъездному пути от Янова до энергоблоков.

В зоны с повышенными уровнями радиации допускалось минимально необходимое количество людей из личного состава. Для этого на станции Вильча оборудовали полигон по подготовке вахтовых команд для выполнения конкретных операций в минимальные сроки. Так, для восстановления пути № 42 гвардейцы-железнодорожники в течение четырех дней по 4–5 раз проводили укладку пути из девяти 25-метровых звеньев и блока стрелочных переводов на полигоне. В результате темпы укладки увеличились, что дало возможность в опасной зоне укладывать одно звено за 8 минут.

После выполнения восстановительных работ и открытия движения поездов на участке действовали постоянные дежурные команды сопровождения транспорта, которые, в случае схода подвижного состава или повреждения путей техникой, принимали меры по подъему подвижного состава и восстановлению поврежденных участков пути.

В 1987 году железнодорожными войсками были построены подъездной железнодорожный путь и пути стройбазы Чернобыльской АЭС 3-й очереди, железнодорожные пути в районе энергоблоков атомной электростанции и вытяжной путь от машинного зала 1-го энергоблока до существующего путевого развития. В условиях сохранявшегося высокого уровня радиации в зоне энергоблоков было построено 1,7 км пути и уложено 5 стрелок. В таких же обстоятельствах строился и вытяжной путь от машинного зала энергоблока № 1 до существующего путевого развития третьей очереди в объеме укладки 1,1 км пути и двух стрелочных переводов, забивки 56 железобетонных свай и устройства монолитных опор.

На завершающем этапе восстановительных работ в зоне Чернобыля при строительстве подъездных железнодорожных путей к 1-му и 2-му реакторам воинами-механиками умело применялась техника. Это позволило закончить работы точно по графику. Во второй декаде августа 1986 года комиссия, возглавляемая начальником цеха реакторов, подтвердила качественное выполнение всех работ.

Учитывая сложившуюся ситуацию и увеличение объемов работ в зараженной радиацией местности, было решено сформировать воинские части из военнослужащих запаса. В результате появились три новых путевых и один мостовой батальоны. На их долю выпало снимать бетон, менять старую шпально-рельсовую решетку на территории станции, где уровень радиации был высоким, так как железнодорожные пути проходили всего в 20 м от аварийного 4-го энергоблока.

О том, как самоотверженно и умело действовали воины в условиях аварии, свидетельствует следующий пример.

10 августа 1986 года в непосредственной близости от 4-го энергоблока сошел с рельсов специальный железнодорожный вагон с ядерным топливом. Трое суток аварийный вагон стоял рядом с «дышащим» реактором, мешая дальнейшему вывозу топлива. Гражданские специалисты оказались не готовы к выполнению данного задания. Поэтому его возложили на войска и обязали срочно поднять и поставить  сошедшую с рельсового пути тележку шестиосного вагона.

21 августа начальник производственного отдела корпуса полковник С.В. Шевченко, офицер оперативного отдела подполковник Н.И. Федько и 17 солдат 8-го учебного железнодорожного полка прибыли к месту аварии и в соответствии с планом приступили к восстановлению разрушенного железнодорожного пути. Начальник связи корпуса подполковник С.Г. Коваль подогнал к месту схода вагона тепловоз с платформой. Это произошло с определенной задержкой, так как железнодорожный путь в нескольких местах был засыпан грунтом для устройства проезда машин и техники. Вместе с тремя солдатами, поочередно меняя друг друга, они очистили от завала рельсы железнодорожного пути и подогнали тепловоз с платформой. После нескольких часов упорного труда 180-тонный вагон с ядерным топливом был поставлен на железнодорожные рельсы и в их сопровождении доставлен на станцию Янов. Участок железнодорожного пути был восстановлен и открыт для движения, обеспечив безаварийный пропуск спецвагонов.

Темпы ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС были достаточно высокими благодаря тому, что части железнодорожных войск по своей укомплектованности, техническому оснащению, выучке личного состава и его морально-психологическому состоянию оказались способными квалифицированно решать задачи по строительству и восстановлению железных дорог в реальных условиях радиоактивного заражения. Был приобретен уникальный опыт ведения работ вахтовым методом, в строго ограниченные по времени смены, что позволило избежать опасного для здоровья личного состава облучения.

Офицеры соединений, частей и подразделений уверенно управляли подчиненными в ходе строительно-восстановительных работ в необычных условиях, поддерживали высокую боевую готовность частей и подразделений. За умелые действия и проявленные мужество и героизм при выполнении заданий в условиях повышенной радиационной опасности 115 военнослужащих железнодорожных войск были награждены орденами и медалями.

В. ЛАМЦОВ