Российское законодательство о свободе совести и свободе вероисповедания. Особенности реализации религиозных

Одним из значимых показателей равноправного развития любого человека в обществе является наличие и соблюдение в нем прав и свобод граждан. Среди всей совокупности прав и свобод особое место занимает право граждан на свободу совести и свободу вероисповедания, так как религия всегда оказывала и оказывает существенное влияние на все стороны общественной жизни, в том числе и на военную организацию. В силу подобного утверждения правовое регулирование действия религии обусловлено необходимостью соблюдения гармонии в системе межличностных отношений и укрепления согласия и сотрудничества в обществе.

Знание основных положений российского законодательства о свободе совести и свободе вероисповедания, а также особенностях реализации религиозных потребностей военнослужащими поможет в установлении климата духовного взаимопонимания в воинских коллективах, гармонизации межчеловеческих отношений между представителями различных религиозных и нерелигиозных мировоззрений, в утверждении гражданского согласия и социальной стабильности в частях и подразделениях Российской армии.

Свобода совести и свобода вероисповедания в рамках российского законодательства

Занимая главенствующее положение в числе основных прав и свобод человека, понятие «свобода совести» в своем развитии до сегодняшнего вида прошло ряд трансформаций. Вначале оно имело чисто атеистическое содержание: материалисты античной поры (Демокрит, Эпикур, Лукреций Кар и др.) выступили с опровержением тезиса о том, что мораль, все ее категории, в том числе и категория «совесть», являются продуктом божественного предопределения. По их мнению, мораль как регулятор поведения возникла в результате человеческого общения и общежития, а совесть — это не голос Бога в душе человека (как это утверждалось в общественном сознании в то время), а механизм саморегуляции поведения человека в обществе, ориентирующийся на общественное мнение, которое складывается в том или ином социуме. Такое чисто атеистическое понимание свободы совести пережило эпоху Средневековья, найдя впоследствии отражение в работах Дж. Бруно, Г. Галилея и других мыслителей, и сохранилось до Французской буржуазной революции (1789–1794). В ходе нее было сформулировано новое, более широкое понимание категории «свобода совести».

С тех пор и до нашего времени под свободой совести понимается право каждого человека беспрепятственно исповедовать любую религию, либо не исповедовать никакой. К примеру, ст. 28 Конституции Российской Федерации на этот счет гласит: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Положения ст. 28 Конституции Российской Федерации конкретизированы и развиты в Федеральном законе Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях», принятом в 1997 г. Закон включает в себя 27 статей, объединенных в 4 главы. Особое значение в этом контексте имеет ст. 3 закона под названием «Право на свободу совести и свободу вероисповедания». Приведем ее полностью.

«1. В Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, осуществлять обучение религии и религиозное воспитание, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, в том числе создавая религиозные объединения.

Иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации, пользуются правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с гражданами Российской Федерации и несут установленную федеральными законами ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

2. Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

3. Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается.

4. Граждане Российской Федерации равны перед законом во всех областях гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности. Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

5. Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.

6. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются.

7. Тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди».

Таковы основные положения законодательства Российской Федерации, раскрывающие сущность и специфику свободы совести граждан России, в том числе и военнослужащих.

Содержание понятия «свобода совести» складывается из свободы вероисповедания и свободы атеизма. В свою очередь, содержание свободы вероисповедания включает в себя следующие основные положения:

1. Каждый гражданин имеет право исповедовать любую религию. Хотелось бы обратить внимание на слово «любую». В соответствии с международным и отечественным законодательством каждому гражданину разрешается исповедовать абсолютно любую религию: традиционную или нетрадиционную, имеющую центральные органы в России или имеющие их в любой другой стране мира, зарегистрированную в органах юстиции или не зарегистрированную там.

Но следует иметь в виду, что исповедование религии, то есть наличие у гражданина тех или иных религиозных убеждений, остается его личным делом только до тех пор, пока эти убеждения остаются в его голове. В случае если, следуя своим религиозным убеждениям, гражданин своими действиями нарушает какой-либо закон, он будет привлечен к ответственности, в том числе и уголовной, за нарушение именно этого закона, а не за свои религиозные убеждения.

Так, например, обязательно будут привлечены к уголовной ответственности члены какой-либо религиозной организации, если они своими действиями нанесут ущерб здоровью или имуществу других граждан, а также нарушат другие законы государства.

2. Каждому гражданину, исповедующему ту или иную религию, предоставляются все социальные права наравне с верующими других конфессий и атеистами. Это значит, например, что при приеме на работу или службу никто не имеет права спрашивать гражданина о его религиозных убеждениях. Право не только на труд, но и на образование, на отдых, демонстрации, на все виды социального обеспечения одинаково равно для членов любой религиозной организации.

В ст. 14 Конституции Российской Федерации говорится: «Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

3. Свобода вероисповедания предполагает возможность свободной смены веры каждым верующим. Данное положение означает, что верующий той или иной конфессии по его желанию имеет право прекратить свои связи с конфессией, к которой он принадлежал ранее, и стать членом религиозной организации какой-либо другой конфессии, чье вероучение показалось ему более верным. Религиозным объединениям запрещается удерживать своих бывших членов через угрозы, шантаж и другие подобные им виды давления.

В самих религиозных кругах осуждается и прозелитизм. Прозелитизм — это деятельность той или иной религиозной конфессии, целью которой является «переманивание» в ряды своих сторонников членов других конфессий. Конечно, стремление той или иной религиозной конфессии расширить число своих сторонников — явление объяснимое и, более того, совершенно естественное. Речь идет о средствах, которые при этом применяются. В борьбе религиозных идеологий так же, как и в сфере идеологической борьбы в целом, используются и «чистые», и «грязные» технологии.

Прозелитизм относится к «грязным» технологиям религиозной идеологической борьбы, поскольку для переманивания верующих используются те или иные обещания, связанные с возможностью приобретения каких-то дополнительных и материальных благ.

4. Свобода вероисповедания предполагает возможность предоставления верующим права создавать религиозные объединения. Религиозным объединением является добровольный союз граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории России, образованный в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающий соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужения, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций. Создание религиозных объединений в органах государственной власти, государственных учреждениях и органах местного самоуправления, в воинских частях, государственных и муниципальных организациях запрещается. Запрещаются создание и деятельность религиозных объединений, цели и действия которых противоречат закону.

Запрет на создание религиозных объединений в воинских частях не означает, что военнослужащие лишены права на вероисповедание. Их права с учетом специфики Вооруженных Сил специально оговорены в Федеральном законе Российской Федерации «О статусе военнослужащих» (1998 г.), а именно в ст. 8, 9, 10.

5. Свобода вероисповедания предполагает предоставление верующим возможности отправлять религиозный культ, свойственный данной конфессии. Религиозные организации вправе основывать и содержать культовые здания и сооружения, иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества).

6. Свобода вероисповедания предполагает предоставление верующим возможности свободно пропагандировать и разъяснять свое вероучение. Религиозные организации вправе производить, приобретать, экспортировать и распространять религиозную литературу, печатные, аудио- и видеоматериалы.

Для реализации своих уставных целей и задач религиозные организации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, имеют право создавать культурно-просветительские организации, образовательные и другие учреждения, а также учреждать средства массовой информации.

7. Свобода вероисповедания предполагает предоставление религиозным организациям права устанавливать и поддерживать международные связи и контакты, в том числе в целях паломничества, участия в собраниях и других мероприятиях, для получения религиозного образования, а также приглашать для этих целей иностранных граждан.

Религиозные организации имеют исключительное право приглашать иностранных граждан в целях занятия профессиональной, в том числе проповеднической, религиозной деятельностью в данных организациях в соответствии с федеральным законодательством.

8. Свобода вероисповедания предполагает предоставление религиозным организациям права владения собственностью. В их собственности могут находиться здания, земельные участки, объекты производственного, социального, благотворительного, культурно-просветительского и иного назначения, предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения деятельности, в том числе отнесенное к памятникам истории и культуры.

Религиозные организации могут иметь на праве собственности имущество за границей. Они также обладают правом собственности на имущество, приобретенное или созданное ими за счет собственных средств, пожертвованное гражданами, организациями или переданное религиозным организациям в собственность государством либо приобретенное иными способами, не противоречащими законодательству Российской Федерации.

9. Свобода вероисповедания предполагает предоставление религиозным организациям права осуществлять предпринимательскую деятельность и создавать собственные предприятия в порядке, устанавливаемом законодательством Российской Федерации.

Таковы основные положения свободы вероисповедания. Контроль за соблюдением прав верующих в Российской Федерации осуществляются органами прокуратуры, а также аппаратом Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

В Вооруженных Силах России контроль за соблюдением прав верующих осуществляют органы военной прокуратуры.

Особенности реализации религиозных потребностей верующими военнослужащими

Возможность реализации верующими военнослужащими своих религиозных потребностей, включая совершение религиозных обрядов, соблюдение религиозных запретов и предписаний в повседневной жизни, определяется особыми условиями и характером военной службы, зависит от выполнения задач учебно-боевой деятельности. Специфика воинского служения накладывает некоторые особенности на реализацию религиозных потребностей военнослужащих в условиях функционирования Вооруженных Сил страны. Эти особенности отражены в Федеральном законе Российской Федерации «О статусе военнослужащих», в частности, в следующих его статьях:

ст. 8. Свобода совести и вероисповедания

1. Военнослужащие в свободное от военной службы время вправе участвовать в богослужениях и религиозных церемониях как частные лица.

2. Военнослужащие не вправе отказываться от исполнения обязанностей военной службы по мотивам отношения к религии и использовать свои служебные полномочия для пропаганды того или иного отношения к религии.

3. Религиозная символика, религиозная литература и предметы культа используются военнослужащими индивидуально.

4. Государство не несет обязанностей по удовлетворению потребностей военнослужащих, связанных с их религиозными убеждениями и необходимостью отправления религиозных обрядов.

5. Создание религиозных объединений в воинской части не допускается. Религиозные обряды на территории воинской части могут отправляться по просьбе военнослужащих за счет их собственных средств с разрешения командира;

ст. 9. Право на участие в управлении делами государства и общественными объединениями

2. Военнослужащие могут состоять в общественных, в том числе религиозных, объединениях, не преследующих политические цели, и участвовать в их деятельности, не находясь при исполнении обязанностей военной службы;

ст. 10. Право на труд

7. Военнослужащие не вправе использовать служебное положение в интересах политических партий и общественных, в том числе религиозных, объединений, а также для пропаганды отношения к ним.

Эти положения статей закона «О статусе военнослужащих» являются основными и одними из первых правовыми положениями, регламентирующими не только специфику взаимодействия армии и религии. Они определяют приоритетные направления реализации принципа свободы совести и обеспечения свободы вероисповедания в условиях армейской действительности, а также позволяют выделить особенности реализации религиозных потребностей верующих военнослужащих в условиях воинской деятельности.

Рассмотрим некоторые из этих особенностей.

Во-первых, наличие реальной возможности для верующих военнослужащих постоянного общения со своими священнослужителями практически всех традиционных конфессий не только в храме, мечети, молельном доме, но и непосредственно в воинской части. Число таких встреч возрастает, они приобретают все более регулярный характер. В ряде воинских частей для верующих военнослужащих оборудованы молельные комнаты, в отдельных воинских частях для них строятся новые и открываются когда-то существовавшие на их территории храмы.

Другими словами, в воинских частях и подразделениях повсеместно создаются условия для полноценной реализации своих прав верующими военнослужащими, о чем свидетельствуют и результаты исследований и опросов. В частности, согласно проведенному в июне 2019 г. социологического исследованию среди военнослужащих различных категорий по оценке религиозной ситуации в Вооруженных Силах Российской Федерации, подавляющее большинство (93 %) опрошенных ничего не слышало о случаях нарушения прав на свободу совести и вероисповедания на территории своей воинской части (корабля). Многие военнослужащие утверждают, что в Вооруженных Силах созданы условия для удовлетворения религиозных потребностей верующих военнослужащих, однако они далеки от оптимальных.

Несмотря на высокую интенсивность военной службы, отмечается регулярность проводимых богослужений и возможность их посещения военнослужащими. Так, три четверти (74 %) верующих военнослужащих посещают религиозные богослужения с той или иной периодичностью.

Вместе с тем значительная часть верующих военнослужащих испытывает трудности при встрече со священником: четверть (24 %) заявляет, что они никогда не видели представителей духовенства в своей воинской части (на корабле), треть (29 %) заявляет, что представители духовенства бывают в их воинской части (на корабле) редко и обратиться к ним довольно проблематично.

Не всегда верующие военнослужащие могут соблюдать предписания своей религии о времени молитвы, о пищевых ограничениях и запретах, об особо чтимых днях праздничного календаря и т. д. В этой связи особую роль играют понимание их потребностей командованием воинских частей и подразделений и взаимодействие командования с религиозными организациями в целях предупреждения, снятия напряжения или смягчения негативных переживаний верующих военнослужащих по данному поводу.

Во-вторых, особенностью реализации верующими военнослужащими своих религиозных потребностей является возможность получения религиозного образования. Так, при Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете для военнослужащих православного вероисповедания создан Центр духовного образования военнослужащих. Он с 1994 года организует вечерние курсы, на которых военнослужащие изучают основы православного богословия, духовно-нравственные и православные традиции русской армии, историю христианства и Русской православной церкви, Священное Писание Нового Завета, основы церковной службы и др. Вся деятельность Центра направлена на духовное просвещение военнослужащих, распространение знаний о православном вероучении и формирование христианского мировоззрения, ориентируя своих выпускников для работы на поприще духовно-нравственного просвещения, патриотического воспитания и духовного окормления военнослужащих.

В 1996 г. на базе Военной академии им. Ф.Э. Дзержинского (ныне Военная академия РВСН имени Петра Великого) для военнослужащих православного вероисповедания, желающих расширить свои знания в духовной сфере, был открыт и начал работу факультет православной культуры. В стенах военного учебного заведения уже на протяжении более двух десятков лет преподаватели, служащие, слушатели и курсанты могут во внеучебное и личное время знакомиться с историей православной культуры России и духовными основами воинского служения Отечеству.

В-третьих, большое значение для духовного образования верующих военнослужащих имеет религиозная литература, которая в последние годы специально для них стала издаваться религиозными конфессиями и распространяться в армейской среде. Расширяются возможности верующих военнослужащих и для обмена мнениями по своим проблемам. Например, Русская православная церковь ежегодно приглашает военнослужащих для участия в Рождественских образовательных чтениях. В 1997 г. для военнослужащих Министерства обороны РФ была организована специальная секция.

В-четвертых, неоценимую помощь в реализации религиозных потребностей военнослужащих оказало решение главы государства о введении в армии и флоте института войскового и флотского духовенства. Тем самым была восстановлена историческая связь армии и Церкви и положено начало принципиально новому подходу в работе с личным составом Российской армии по поддержанию и обеспечению его высокого морально-психологического состояния. Взаимодействие Вооруженных Сил Российской Федерации с религиозными организациями традиционных конфессий благоприятно и плодотворно сказывается на возможности реализовать свои религиозные потребности верующими военнослужащими различных вероисповеданий практически на всех уровнях, начиная с округов (флотов), соединений и заканчивая отдельным подразделением.

Перечисленные и другие особенности реализации религиозных потребностей верующих военнослужащих позволяют обозначить некоторые направления деятельности по претворению в жизнь принципа свободы совести и обеспечения свободы вероисповедания в условиях армейской действительности:

1. В контексте реализации религиозных потребностей верующими военнослужащими большое значение для поднятия морального духа современной Российской армии имеет пропаганда среди личного состава армии и флота позитивного отношения к вооруженной защите Отечества со стороны основных религиозных конфессий России. В последнее время на этом направлении осуществляется все более активная деятельность. В ней участвуют как сами религиозные организации, так и светские, в основном культурно-просветительские организации. Среди религиозных организаций наиболее заметна (в силу известных историко-культурных традиций России) работа Русской православной церкви. Понятно, что Русская православная церковь в обращении к Вооруженным Силам свой долг видит, прежде всего, в том, чтобы помочь в духовной жизни воинам, исповедующим православную веру или стремящимся ее принять. Высокий авторитет Церкви, который она имеет в российском обществе, приложенный к ее словам в адрес воинской службы и людям, ее исполняющим, играет важную роль в повышении социального статуса военнослужащих, а значит, и в формировании у них чувства самоуважения, сознания высокой значимости их дела для общества.

Добрые слова и действия Церкви в отношении Вооруженных Сил сегодня действительно важны и актуальны, так как она является одним из каналов выражения обществом своего позитивного отношения к военной службе. Положительное отношение к ней традиционные религиозные конфессии России выказывают на страницах газет и журналов, в передачах на телевидении и на радио, обращенных к военнослужащим. Выступления на телевидении и интервью видных представителей РПЦ позволили военнослужащим (многим из них впервые) узнать позицию Русской православной церкви по важным для них вопросам: как православная церковь относится к войне и вооруженной борьбе, к воинской службе и воинскому служению?

Со страниц военных газет и журналов к военнослужащим со словами поддержки и одобрения их служения Отечеству периодически обращаются представители и других религиозных организаций. Например, весьма регулярными являются выступления, интервью и обращения к военнослужащим председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации, председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина. В своих обращениях к военнослужащим армии и флота России главное его пожелание — быть надежными защитниками своего Отечества по вере, а не по принуждению, соблюдать клятву, данную народу, быть терпимыми, уважать законы и обычаи местного населения.

Значительное место в пропаганде позитивного отношения основных религиозных конфессий России к военной службе занимают исследования и публикации светских авторов, которые в числе своих первоочередных задач раскрывают роль и значение религии в жизни современного общества, влиянии ее на национальную безопасность страны и жизнедеятельность армейского организма. В числе таких подвижников в первую очередь стоит отметить доктора философских наук, профессора Ю.Г. Носкова, стоявшего у истоков формирования военного религиоведения в Военном университете Министерства обороны России;

2. Учет в работе с верующими военнослужащими существующих проблем и противоречий межрелигиозных отношений в условиях армии. Среди них стоит выделить, во-первых, проблему малого опыта организации взаимодействия и сотрудничества командования воинских частей и подразделений со священнослужителями в интересах поддержания морально-психологического состояния личного состава на должном уровне. Например, этим обусловлены сложности, связанные со встраиванием мероприятий, проводимых священнослужителями, в ритм повседневной боевой учебы и несения различных видов служб, вахт, дежурств и т. п.

Во-вторых, абсолютное большинство отдельно стоящих культовых сооружений на территориях воинских частей и подразделений Минобороны России не имеют полностью оформленной правоустанавливающей документации. Это создает проблемы и в плане реализации Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», и в вопросах технического обслуживания и содержания зданий, а также в осуществлении права военнослужащих на реализацию свободы вероисповедания и ряд др.

К проблемам, все еще имеющим место в сфере межрелигиозных отношений в условиях армии, относится и некоторое искусственное ускорение сближения армии с отдельными традиционными религиями, находящимися на территории России, при недостаточном сотрудничестве с другими религиозными конфессиями и объединениями.

Хочется сделать акцент на еще одном аспекте: реализация религиозных потребностей верующими военнослужащими предполагает учет многообразия их мировоззренческих ориентаций и конфессиональной принадлежности. Значит, необходимо создавать равные для всех военнослужащих возможности удовлетворять религиозные потребности или быть защищенными от навязывания им определенной религии или атеистического взглядов. Такой подход предполагает также обеспечение равного доступа для духовных лиц различных конфессий в воинские коллективы, где имеются их единоверцы. Недооценка серьезности таких требований способна привести к возникновению межконфессиональной неприязни и нетерпимости, которая во взаимосвязи с национальными различиями между военнослужащими может оказаться катализатором серьезных конфликтов в подразделениях.

В некоторых воинских частях большинство военнослужащих относится к одному вероисповеданию, но это не должно отражаться на положении меньшинства. В то же время защита интересов меньшинства не должна вести к ограничению объема реализации прав большинства. Если, например, в удаленном гарнизоне объективно нет никакой возможности предоставить религиозному меньшинству военнослужащих посещать храм своей конфессии из-за отсутствия такового, это не значит, что «для равноправия» надо лишить большинство возможности посещать действующую в данной местности церковь или права построить своими силами в свободное от служебных обязанностей время церковь или часовню. Большинство не должно подавлять меньшинство, меньшинство не должно под предлогом защиты своих прав блокировать осуществление прав большинства. Этот принцип в полной мере применим и к проблемам свободы совести в Вооруженных Силах.

В конечном итоге, учет названных и других особенностей реализации религиозных потребностей верующими военнослужащими способен обогатить практику патриотического и нравственного воспитания военнослужащих и членов их семей, оказать благотворное влияние на формирование духовно зрелой личности воина, способного качественно выполнять задачи по обеспечению безопасности своего Отечества. Однако данный процесс должен осуществляться на добровольной основе, без вмешательства в сферу компетенции командования частей и подразделений. Искусственное, механическое насаждение религиозных убеждений, организация «добровольно-обязательных» богослужений в воинских частях и т. п. не только противозаконны, но и способны нанести непоправимый ущерб ценности воинского служения и усилиям по формированию и развитию личности военнослужащего.

Методические рекомендации

Во вступительном слове следует сказать, что соблюдение прав и свобод верующих военнослужащих — это фактор повышения значимости ратного труда, улучшения социального статуса военнослужащего и укрепления морально-психологического состояния личного состава армии и флота.

В ходе изучения первого учебного вопроса стоит обратить внимание на то, что военнослужащие Вооруженных Сил РФ могут реализовывать свое право на свободу совести и свободу вероисповедания, но с определенными ограничениями, соблюдая требования юридических актов и предписаний.

Во втором учебном вопросе важно раскрыть особенности реализации верующими военнослужащими права свободы совести и свободы вероисповедания, сосредоточившись на работе командных кадров с данной категорией личного состава с учетом реалий сотрудничества традиционных религиозных конфессий России с Вооруженными Силами. Следует отметить, что сегодня огромную помощь в реализации религиозных потребностей верующих военнослужащих командирам и военно-политическим органам частей и подразделений оказывают войсковые священнослужители как представители института военного духовенства, призванные участвовать в решении основных задач жизнедеятельности Вооруженных Сил России.

В заключение необходимо сделать вывод о том, что командному звену важно учитывать существующие проблемы в сфере межрелигиозных отношений в российском обществе и предпринимать шаги правового характера по недопущению их проникновения и развития в армейской среде.

ЛИТЕРАТУРА:

Кафтан В.В., Петрий П.В. Аксиология воинского служения: монография. М., 2017.

Конституция Российской Федерации. — Новосибирск: Норматика. 2020.

Носков Ю.Г. Религиозный фактор в системе национальной безопасности. М., 2002.

Положение по организации работы с верующими военнослужащими Вооруженных Сил Российской Федерации. М., 2010.

Пчелинцев А.В. Свобода религии и права верующих в современной России. М., 2007.

Религиоведение: учебное пособие /под ред. проф. П.В. Петрия. М., 2008.

«Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Нормативные акты. Судебная практика. Заключения экспертов» . Справочник. М., 2012.

Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Федеральный закон от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

Шахов М.О. Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации. М., 2013.

П. ПЕТРИЙ, заведующий кафедрой философии и религиоведения Военного университета Министерства обороны РФ, доктор философских наук, профессор, полковник запаса.