ПОДВОДНЫЕ ДИВЕРСАНТЫ ДРЕВНЕГО МИРА

ПОДВОДНЫЕ ДИВЕРСАНТЫ ДРЕВНЕГО МИРА

Об истории развития военно-инженерного дела

Если обратиться к истории появления подводных диверсантов, то уже за две с половиной тысячи лет до нашей эры искусство опытных ныряльщиков использовалось в борьбе с военными судами противника. Известно, что первые профессиональные водолазы уже несли службу на флотах таких древних государств, как Египет, Крит, Ассирия, Финикия. Первое упоминание о деятельности пловцов-ныряльщиков относится к 480 г. до нашей эры, ко времени греко-персидских войн [1].

Войска персидского царя Ксеркса переправились через пролив Геллеспонт (Дарданеллы) с помощью понтонного моста и двинулись в Элладу по северному побережью Эгейского моря. Флот, сопровождая сухопутные силы Ксеркса, двигался вдоль береговой линии. Наконец корабли персов достигли мыса Афет на южной оконечности полуострова Магнесия.

Греческий флот в то время находился возле мыса Артемисий (остров Эвбея) и уступал персидскому флоту. Но, несмотря на это, Ксеркс не решался напасть на корабли противника. Он отправил 200 кораблей вокруг острова Эвбеи, чтобы те закрыли грекам пролив Эврип и тем самым отрезали их от материка. В это время Скиллий с пловцами-ныряльщиками организовал диверсионную операцию против кораблей персов. Поэт первого века н.э. Аполлонид так описал ее в сборнике «Палатинская Антология»:

«Когда длинный флот Ксеркса надвинулся на всю Элладу,

Скилл придумал глубинную морскую войну.

Заплыв в глубочайшие тайники Нерея, он обрезал якоря,

И перс, корабли и люди, пошел ко дну, униженный».

Скиллий (в другой интерпретации Скилл или Сицилий) был лучшим водолазом своего времени. Родился наш герой в городе Сикионе (область Халкидика). Местные жители издавна славились как искусные водолазы и пловцы-ныряльщики. Существовала даже поговорка: «Ныряет, словно скионянин». Во время описываемых событий персы на пути к Терме (нынешние Салоники) мобилизовали греческих моряков и водолазов для службы на своих кораблях. Среди них оказался и Скиллий. Однако он сумел сбежать с персидского корабля, прыгнув ночью в море. Преодолел вплавь путь от Афета до Артемисия протяженностью около 80 стадиев (14,8 км), Скиллий предупредил греков о замысле противника. Это был его первый подвиг, вошедший в историю.

Получив это сообщение, греки сначала решили пойти навстречу персидским кораблям, шедшим вокруг Эвбеи. Но потом передумали и направились навстречу вражеской эскадре, стоявшей в районе Афета. По словам «отца истории» Геродота, персы подумали, что их «враги сошли с ума», и стали окружать эллинов. Наступившая ночь разделила сражающихся противников: эллины отступили обратно к Артемисию, персы — к Афету.

Греков пугала не надвигающаяся ночь, но приближающаяся буря, о которой они знали. И они отступили. Они направили свои корабли в укрытие, а сам Скиллий вместе с дочерью Гидной (в другой транскрипции Кианой) остался на одном из островков. В сумерках они подплыли к персидским кораблям и до начала шторма перерезали якорные канаты. Таким был второй подвиг Скиллия. А ночью началась ужасная буря, разбившая несколько десятков персидских кораблей о прибрежные скалы. Геродот сообщает: «Трупы и обломки кораблей выбрасывало к Афету, они кружились у корабельных носов и приводили в беспорядок лопасти весел».

Еще тяжелее пришлось персидскому отряду кораблей, огибавших остров Эвбея: буря застигла их в открытом море. Часть кораблей разметало по морю, а часть их затонула [2].

Павсаний, античный писатель-путешественник II-го века н.э., в своей книге «Описание Эллады» перечисляет памятники, находящиеся в Дельфах, и говорит в этой связи следующее: «Рядом со статуей Горгия стоит статуя пловца Скиллиса из Скионы, который нырял в самые глубокие места моря. Скиллис выучил также нырять и дочь свою Гидну. Когда корабли Ксеркса были застигнуты сильной бурей около мыса Сепиада горы Пелиона, Скиллис и Гидна вытащили якоря (правильнее было бы сказать, перерезали – Прим. авт.) и другие зацепы и этим принесли гибель кораблям. За это амфиктионы (члены союза племен, объединенных вокруг Дельфийского святилища) поставили статуи как Скиллису, так и его дочери; однако изваяние Гидны была увезена из Дельф Нероном вместе с другими статуями» [3].

Но на этом подвиги героя не заканчиваются. В сражении в Саламинской бухте возле Пирея Скиллий разрушает понтонный мост через Геллеспонт. Фемистокл заверил царя Ксеркса, что греки не тронут мост, а сам тем временем отправил к нему Скилла во главе небольшой группы ныряльщиков. Отчаянные пловцы-ныряльщики перерезали якорные канаты у кораблей, из которых был образован мост. А ветер и течение легко разметали их во все стороны. Это был третий подвиг Скиллия. В античной литературе это были первые упоминания о военной деятельности водолазов.

Рисунки подводных пловцов древности
Рисунки подводных пловцов древности

Несколько позже появляется немало аналогичных свидетельств, как постепенно расширялось боевое применение подводных пловцов. Так, эллинский историк Фукидид сообщает, что в период Пелопонесской войны в 425 году до н.э. при осаде Пизы афинянами лакедемонские водолазы доставляли продовольствие осажденным защитникам: «Водолазы ныряли и плыли под водой, таща за собой на веревке козьи бурдюки с маком, смешанным с медом, и с толчеными семенами льна» [4].

 По свидетельству того же Фукидида, при обороне Сиракуз на Сицилии в 413 году до н.э. жители соорудили против вражеских кораблей подводные заграждения. Они вбили сваи так, чтобы те не поднимались над водой. Поэтому корабль налетал на них, как на подводный камень.

Греко-римский писатель-историк Арриан, сам по специальности инженер, описывая осаду Тира (города на одноименном острове возле побережья Финикии) войсками Александра Македонского в 332 году до н.э., отмечает, что великий полководец с моря запер гавань кораблями, поставленными на якоря поперек входа в порт. Однако тирские водолазы перерезали под водой якорные канаты. Тогда македонские солдаты заменили канаты железными цепями, и ныряльщики Тира уже не смогли повторить свою смелую операцию. Больше того, в последующем при осаде войсками Александра Македонского других городов, расположенных на побережье Средиземного моря, ныряльщики занимались разрушением подводных заграждений у входов в гавани [5].

Водолазное дело получило широкое распространение в армии и на флоте Древнего Рима. Так, знаменитый полководец Сципион Африканский при осаде Нюманса велел устроить на реке подводные заграждения из столбов с крючьями, гвоздями и острыми металлическими пластинами. Столбы стояли в специальных опорах, вращаясь под силой течения водных масс. Сквозь это заграждение не мог проскользнуть ни один водолаз без риска оказаться разорванным на куски.

Римский историк Кассий Дион в нескольких местах упоминает об участии водолазов во время войны второго Триумвирата. Так, жители Орика заградили вход в гавань, затопив в этом месте нагруженные камнями корабли. Гней Помпей приказал своим водолазам выгрузить камни и оттащить корабли с фарватера.

Когда Марк Антоний осаждал Мутин (Моденну) Децим Юний Брут, командовавший гарнизоном, поддерживал связь с Октавианом при помощи пловцов, которые под водой по небольшой реке доставляли союзникам депеши, выгравированные на тонких свинцовых пластинках, привязанных к руке. В войне против Антиноя Децим Юний Брут при осаде города Ксанф приказал построить сеть под водой. А чтобы городские пловцы не могли бы ее резать, он приказал прикрепить к ней сверху колокольчики, звеневшие в случае прикосновения к веревкам. И тогда водолазы ныряли в реку и уничтожали вражеских связных.

В книге по военному делу «Стратегаматикон» римский автор Фронтин

пишет: «Луций Лукулл, желая уведомить о своем прибытии жителей Кизика, осажденных Митридатом, так как вход в город был занят гарнизонами врагов, а этот вход был единственный и узкий по небольшому мосту, соединяющему остров с материком, приказал солдату из своих, опытному в плавании и морском деле, на двух надутых кожаных мешках, имевших шитые письма и соединенных снизу двумя стяжками, идти на переправу на расстояние семи миль (около 11,2 км, римская миля равна 1,598 км). Солдат сделал это так искусно, что обманул караульных, видевших его издалека, и подумавших, что он был морским чудовищем» [6].

Особенно широко использовали пловцов-ныряльщиков в римском военном флоте. По свидетельству Флавия Вегеция Рената, подготовившего в 375 году нашей эры труд «О правилах военных», существовало специальное подразделение подводных воинов (уринаторес). Их основная задача заключалась в том, чтобы вести разведку и проводить диверсионные операции во вражеских портах, а также обследовать днище кораблей и ремонтировать их.

Помимо перерезания якорных канатов, римские водолазы сверлами проделывали отверстия в подводной части вражеских кораблей, пуская их ко дну. Или же зацепляли буксирными канатами и незаметно для спящей команды оттаскивали ночью в расположение своих войск. Римские водолазы практиковали также абордаж из-под воды. На рассвете, когда сон у моряков особенно крепок, пловцы бесшумно влезали на борт стоявшего в удалении от берега вражеского корабля и внезапно нападали на застигнутую врасплох команду. Особенно эффективными указанные приемы оказались против пиратов, с которыми римский флот вел беспощадную борьбу по всему Средиземному морю [7].

После падения Рима и гибели античной культуры древнее искусство подводного плавания и водолазных работ в Европе постепенно было забыто. Сведений о водолазах эпохи Средних веков почти нет, а те, что дошли до нас, связаны большей частью с арабскими и турецкими специалистами. Так, в XII веке арабы, господствовавшие тогда на Средиземном море, нанесли поражение туркам и мальтийцам в бою с помощью отрядов подводных солдат. Например, в 1203 году во время сражения за крепость Анделис в Испании арабские диверсанты взорвали ее стену пороховым зарядом, прикрепленным к подводной части фундамента со стороны реки.

Турки, осаждавшие в 1565 году крепость рыцарей-иоаннитов на острове Мальта, тоже взрывали береговые батареи христиан пороховыми минами, подводившимися водолазами к фундаментам бастионов. При этом турки пользовались кожаными шлемами с дыхательными трубками, выходившими на поверхность воды через поплавки, чтобы не появляться в зоне огня неприятельских стрелков [8].

Малое количество данных о водолазном деле в Европе Средних веков объясняется, в частности, тем обстоятельством, что технические изыскания в сфере подводных работ тогда не приветствовались. Более того, занявшийся ими человек вполне мог угодить на костер по обвинению в колдовстве. Суеверный страх перед всем непонятным был настолько силен в народе, что даже в 1615 году издатель книги Франца Кесслера о «подводной броне» (разновидности водолазного колокола) был вынужден объясниться в своем предисловии. Он доказывал, что изобретение, предлагаемое автором, основано на использовании сил природы и отнюдь не является каким-то видом колдовства или магии.

Комплект подводного снаряжения разработанный Леонардо из города Винчи
Комплект подводного снаряжения разработанный Леонардо из города Винчи

В рукописи гениального художника, физика и инженера периода Возрождения итальянца Леонардо из города Винчи (1452-1519), известной под названием «Атлантический кодекс», имеется ряд конкретных инструкций для военных водолазов. Этот документ был составлен в 1502 году, когда Леонардо находился на службе у герцога Цезаря Борджиа из Павии. В своем фундаментальном труде «Исследования и изыскания» историк водолазного дела, один из первых подводных археологов нашей Родины профессор Р.А. Орбели справедливо заметил, что в области водолазного дела «Леонардо да Винчи унаследовал и впитал в себя весь прошлый античный, восточный и средневековый опыт… Засекреченные им изобретения были им проверены на личном опыте в связи с военно-морским делом, экспериментально подтверждены и применялись на практике» [9].

Леонардо объясняет в своем труде, как можно взрывать корабли из-под воды с помощью пороховых мин. Также он рассказывает, как можно потопить судно, просверлив в его днище дыру. В труде описываются способы поджега вражеских судов с помощью специальной бомбарды, снаряженной «греческим огнем» (т.е. чем-то вроде огнемета) или как затруднить маневрирование неприятельского флота посредством закрепления их якорей в грунте с помощью особых винтов.

Все действия водолазов Леонардо считал возможным осуществлять на глубинах до 40 греческих локтей (24,68 метров). Он указывает: «Закрепи галеру хозяев и остальные потопи, а после этого дай огонь в основание бомбарды… После того, как разведка окончена, подложи под корму мину, которая должна быть маленькая, и дай огонь залпом… Надо привязывать галеру к грунту с противоположной стороны якоря… Все дело под водой, весь цикл» [10].

По мнению ряда известных специалистов по водолазному делу, свои идеи Леонардо воплотил в жизнь в начале XVI века, когда в небольшом порту Сенигаллия на Адриатике засели кондотьеры, поднявшие восстание против герцога Борджиа. Благодаря грамотным действиям подводных диверсантов 29 декабря 1502 года Борджиа взял Сенигаллию штурмом, а два дня спустя казнил всех пленных. Вероятно, планировались и другие аналогичные подводные операции, в том числе против турок. Однако вскоре (в мае 1503 года) Леонардо, удрученный жестокостью и вероломством герцога Чезаре Борджиа, оставил службу.

Если же обратиться к истории Древней Руси, то о водолазах упоминания можно найти в документах X–XI веков. Древнерусские водолазы также участвовали в боевых действиях. Например, в XV–XVII вв. запорожские казаки в боевых походах против турок преодолевали небольшие реки с тростниковыми трубками во рту, выступающими над поверхностью.

Замечательную смекалку и высокое мужество проявляли воины-водолазы в борьбе с войсками Османской империи и находившегося с ней в вассальных отношениях Крымского ханства за крепость Азов (походы Петра I к Азовскому морю, 1695–1696 гг.). Разведчики с тростниковыми трубками во рту не раз преодолевали речные протоки, высматривали расположение врага, узнавали его намерения и доставляли ценные сведения о противнике. Однажды перед утренней атакой более полусотни воинов-водолазов переправились под водой через крепостной ров к позициям турок. Неожиданный решительный бросок их к редутам неприятеля во время общего штурма позволил закрепиться русским воинам почти у самых стен крепости.

Заметим, что отечественная военная мысль обощала этот уникальный боевой опыт. Известно, что в середине XVIII века под Астраханью с помощью водолазов был перекрыт проход судам пиратов-персов по одному из рукавов Волги. Для этого с воды забили в грунт деревянные сваи с некоторым наклоном в сторону моря. Затем водолазы спускались под воду, спиливали их на аршин от поверхности [11].

В Русско-турецкую войну 1877–1878 годов в Болграии успешно действовал диверсионный отряд моряков-водолазов, о чем увлекательно написал замечательный историк и писатель В.Н. Инфантьев. Военная история свидетельствует, что пловцы-ныряльщики и легкие водолазы совершали диверсии против стоящих на якоре или у причала кораблей (либо против гидротехнических сооружений), а также обеспечивали высадку десантов. В XX веке боевые пловцы решали в основном подобные задачи. Но об этом подробно мы расскажем в следующем номере журнала.

А. ЛЕУШИН, кандидат технических наук,
О. ПРОЦЕНКО,
В. ЛАМЦОВ

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Бест Г. Ластоногие пловцы. М., 1959.
  2. Геродот. История в девяти книгах. М., 1972.
  3. Вэсьер Р. Человек и подводный мир. М., 1971.
  4. Даган Дж. Человек в подводном мире. М., 1965.
  5. Арриан Ф. Поход Александра. М., 1962.
  6. Каймашников К.Н., Короткий И.С., Нейдинг М.М. Стоять в готовности. Одесса, 1979.
  7. Орбели Р.А. Исследования и изыскания. М.-Л., 1947.
  8. Ржевцев Ю. Подводный спецназ. М., 2016
  9. Фукидид. История. М., 1981.
  10. Ханке Х. Люди, корабли, океаны. М., 1984.
  11. Богданов В.В. Удивительный мир резины. М., 1989.