ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ СРЕДСТВ РАЗВЕДКИ В ЕДИНОМ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ

ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ СРЕДСТВ РАЗВЕДКИ В ЕДИНОМ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ

В своем обращении к Федеральному Собранию Президент РФ очень коротко охарактеризовал новые образцы техники и вооружения, которые поступают в Вооруженные Силы нашего государства. Из выступления президента следует, что в настоящее время актуальными являются требования к поражению агрессора еще  на дальних подступах.

В связи с развитием этих концептуальных положений в военной терминологии появился термин «дальнее огневое поражение», «дальний огневой бой». Локальные войны и конфликты последних лет подтверждают положение о том, что поражение объектов (целей) должно происходить на дальних рубежах в минимально короткие сроки из-за высокой маневренности противника. Огневые средства сухопутных войск высокотехнологичных «партнеров» отводят ограниченное время на поражение целей, после чего совершают «контрогневой маневр», т.е. покидают место выполнения огневой задачи.

Все эти факторы заставляют по-новому взглянуть на организацию и ведение артиллерийской разведки в современном общевойсковом бою. Эти факторы выдвигают требования к тактико-техническим характеристикам современных технических средств разведки и прямо указывают на то, что тенденциями их развития будут: дальность (глубина) ведения разведки; точность определения координат; время обнаружения и прохождения информации, достоверность полученных данных и ряд других.

Практика локальных конфликтов и анализ возможностей технических средств артиллерийской разведки (оптико-электронные и радиолокационные средства) показали, что в условиях ведения современного общевойскового боя (операции) уже сейчас необходимо:

увеличить дальность разведки, так как к настоящему времени она не позволяет вскрывать и корректировать 35-40 % первоочередных объектов поражения противника, особенно на дальних подступах;

повысить точность определения координат, так как необходимо обеспечивать максимальное использование боевых возможностей привлекаемых средств поражения при условии минимального расхода боеприпасов. Предельная допустимая ошибка не должна превышать для применения минометов и ствольной артиллерии 10–30 м, реактивной артиллерии ― 50–60 м;

сократить затраты времени на доведение добытых информационных данных об объектах поражения в 2–3 раза. В настоящее время в цикле «разведка ― поражение» сложился разрыв, наличие которого не позволят осуществлять надежное поражение важных объектов противника непосредственно вслед за их вскрытием.

Авторы статьи в журнале «Военная Мысль» №10 за 2017 год «Организация и ведение разведки в интересах боевого применения ракетных войск и артиллерии в современных операциях» прямо указывают: «Анализ современного опыта боевых действий показывает, что существующие сегодня средства разведки объединения не позволяют в полной мере реализовать потенциальные возможности ракетных войск и артиллерии в огневом поражении противника» [1].

Напрашивается вывод, что совершенствование технических средств артиллерийской разведки в интересах огневого поражения следует развивать в направлении реализация возможностей средств разведки по обнаружению и корректированию стрельбы огневых средств, особенно по объектам (целям), удаленным на дальность 10‒25 км. В то же время необходимо сократить время на разведку полученных данных и доведение их до лиц, принимающих решение, как минимум в 2‒3 раза.

В этом отношении весьма перспективными показали себя комплексы БЛА. Отдельные положения взаимодействия артиллерии с комплексами БЛА  мы уже рассматривали в  № 2 журнала «Армейский сборник» за 2018 г. [2].                                           Практика боевых действий в САР показала, что комплексы с БЛА должны обеспечивать поиск, обнаружение, распознавание и определение координат объектов с требуемой точностью в районах особого внимания и на маршрутах возможного движения в любое время суток на всю глубину досягаемости собственных и придаваемых средств поражения. По мнению автора статьи [2], применение БЛА позволит использовать возможности средств поражения на всех дальностях стрельбы имеющихся артиллерийских средств.

На фото 1,2,3 представлены существующие средства БПЛА, которые уже в настоящее время применяются или могут применяться в интересах поражения удаленных целей противника с применением артиллерийских комплексов

 Фото 1. «Орлан 10»
Фото 1. «Орлан 10»
Фото 2. «Гранат 2»
Фото 2. «Гранат 2»
Фото 3. «Гранат 4»
Фото 3. «Гранат 4»

Введение комплексов беспилотных летающих аппаратов в состав организационно-штатной структуры артиллерии соединения положительно скажется на организации взаимодействия данного средства разведки с подразделениями артиллерии, что в свою очередь повысит боевую производительность разведывательной  огневой системы (РОС).

Другим перспективным направлением является разработка радиолокационных станций (РЛС) артиллерийской разведки. В последнее время разработаны и освоены в серийном производстве целый ряд РЛС артиллерийской разведки, отвечающих самым современным требованиям.

К примеру, на рисунке 1 представлен образец радиолокационного  комплекса  разведки огневых позиций артиллерии большой дальности  (1Л261).

Рис.1. Принцип действия РЛС 1Л261 в режимах работы «разведка» и «обслуживание»
Рис.1. Принцип действия РЛС 1Л261 в режимах работы «разведка» и «обслуживание»
Рис.1. Принцип действия РЛС 1Л261 в режимах работы «разведка» и «обслуживание»
Рис.1. Принцип действия РЛС 1Л261 в режимах работы «разведка» и «обслуживание»

Артиллерийский радиолокационный комплекс разведки позиций ракет и артиллерии 1Л261 предназначен для разведки огневых позиций минометов, артиллерии, реактивных систем залпового огня, стартовых позиций тактических ракет противника по выстрелу (снаряду, ракете, мине на траектории), а также для обслуживания стрельбы (контроля огневого поражения) своих аналогичных средств.

Запуск комплекса в производство не только решил проблему отставания нашей страны по дальности разведки стреляющей артиллерии, но и обеспечил превосходство в этой области. В условиях пассивных и активных помех комплекс производит наряду с разведкой огневых позиций противника одновременный контроль стрельбы собственных средств поражения и мониторинг пространства с целью обнаружения противорадиолокационных ракет. Сравнительный анализ характеристик показывает, что комплекс 1Л261 превосходит зарубежные РЛС РОП Cobra и AN/TPQ-53 как по дальности разведки, так и по ряду основных технических характеристик.

В то же время  комплекс обеспечивает:

— обнаружение и сопровождение летящих артиллерийских снарядов, реактивных снарядов РСЗО, тактических ракет;

— определение с высокой точностью координат точек вылета и падения снарядов (мин, ракет);

— распознавание класса, в том числе калибра стреляющей огневой позиции противника;

— одновременную работу в режимах разведки и контроля;

— функционирование в условиях воздействия естественных пассивных помех;

— пеленгацию источников активных помех и автоматическую компенсацию помех, воздействующих с нескольких направлений;

— обнаружение противорадиолокационных ракет;

— непрерывное автоматическое диагностирование составных частей изделия в ходе выполнения боевой работы.

В режиме «разведка» комплекс обеспечивает вскрытие огневых позиций противника, а в режиме «обслуживание» определяются координаты точек падения снарядов своих стреляющих средств.

Специальное программное обеспечение позволило реализовать полностью автоматический режим работы комплекса, без участия членов расчета.

По мнению специалистов [3], применение программно управляемых блоков радиолокационной аппаратуры обеспечило гибкияе изменения режимов функционирования и возможность дальнейшей модернизации изделия, при этом число одновременно сопровождаемых целей может варьироваться от 12 до 36.

Другим многофункциональным компактным и  переносным образцом  разведки огневых позиций минометов и подвижных наземных целей является РЛС 1Л271.

 Рис. 2. Многофункциональный, переносной комплекс РЛС разведки огневых позиций минометов и подвижных наземных целей 1Л271

Рис. 2. Многофункциональный, переносной комплекс РЛС разведки огневых позиций минометов и подвижных наземных целей 1Л271

 

 

В конце 2012 года на вооружение Российской армии принята первая в мире переносная многофункциональная РЛС разведки огневых позиций стреляющих минометов и наземных подвижных целей 1Л271 (рис. 2).

РЛС определяет местоположение ОП стреляющего миномета или точки падения мины путем радиолокационного наблюдения мины на видимом участке траектории полета, измерения координат и параметров ее движения в отдельных точках траектории с последующей экстраполяцией к точке вылета или падения  Антенна РЛС имеет электронное сканирование по азимуту. Перемещение луча по углу места осуществляется за счет изменения поляризации СВЧ излучения.

Станция представляет собой комплект аппаратуры, помещающейся во внутреннем отсеке специального частично бронированного автомобиля, служащего для оперативной доставки расчета из трех человек, и аппаратуры станции в заданный район работы.          Передислокация на небольшие расстояния в заданном районе работы для выбора более удобной боевой позиции осуществляется путем переноски составных частей станции, извлеченных из транспортного средства, с использованием специальных упаковок для переноски.

Данная  переносная РЛС обеспечивает разведку огневых позиций стреляющих минометов, разведку наземных движущихся целей и контроль стрельбы своей артиллерии по разрывам снарядов (мин) для батальонного звена и прошла успешную апробацию боевым опытом в ходе локальных конфликтов и контртеррористических операций.

Одной из интересных разработок в области малоразмерных РЛС может служить переносная РЛС разведки наземных целей  — изделие 1Л277 (рис. 3).

Рис. 3. Переносная РЛС 1Л277 малой и средней дальности
Рис. 3. Переносная РЛС 1Л277 малой и средней дальности

 

Изделие 1Л277 — первая в России серийно освоенная переносная РЛС разведки наземных целей малой дальности с фазированной антенной решеткой. Она предназначена для обнаружения движущихся одиночных и групповых наземных, надводных, неподвижных наземных и надводных целей, а также для корректировки огня артиллерии и минометов по разрывам. Также станция обнаруживает низколетящие беспилотные летательные аппараты. В отличие от своего прототипа (станции ПСНР-8) 1Л277 позволяет наряду с подвижными целями и разрывами артиллерийских снарядов обнаруживать неподвижные малоразмерные цели, что в РЛС такого класса сделано впервые. Одновременно обеспечено снижение радиолокационной заметности и увеличение помехозащищенности.         Применение твердотельной элементной базы позволило снизить массу в два раза и увеличить среднюю наработку на отказ в 3,7 раза по сравнению с ПСНР-8. Конструкция станции позволяет осуществлять ее установку на различных ходовых базах, а принцип моноблочного исполнения радиолокационной аппаратуры обеспечивает возможность для создания стационарных комплексов наблюдения, взаимодействия их в сети при охране границ, береговых зон, объектов военного и гражданского назначения.

По сравнению со станциями такого же класса ПСНР-8 и ПСНР-8М, стоящими на вооружении, и зарубежными аналогами, РЛС 1Л277 имеет несколько важных преимуществ. В частности, обеспечивается автоматическое сопровождение до 20 целей без прекращения разведки в заданном секторе; режим обнаружения и определение координат неподвижных целей; автоматическое распознавание типа движущихся целей «человек — техника». Для обеспечения скрытности и помехозащищенности работы станции реализован режим быстрой перестройки частоты , который затрудняет противнику ведение радиотехнической разведки и делает невозможным постановку прицельной активной помехи.

Таким образом, анализ представленных образцов РЛС нового типа  показывает, что совершенствование технических средств разведки уже на уровне соединения  позволит повысить площадь ведения разведки к площади зоны ответственности соединения до 40–45 %, что, в свою очередь, обеспечит ОПП на избранном направлении.

В то же время, при реализации концепции единого разведывательного информационного пространства (ЕРИП) следует учитывать, что требования к разведывательно-информационному обеспечению в интересах принятия (уточнения) решения на боевые действия и с задачей обеспечения огневого поражения противника будут отличаться прежде всего по оперативности и точности определения координат объектов.  В интересах огневого поражения противника они будут жестче.

В таблице 1  представлены средние значения показателей прохождения информации. Количество засечек стреляющих объектов противника позволит повысить фактор «достоверности», однако  увеличит общее время на разведку противника, а следовательно, и  общее время на прохождение разведывательной информации.

 

Таблица 1

В целом, можно согласиться [2], что выполнение задач по немедленному поражению объектов противника требует, чтобы цикл разведки, принятия решения на поражение цели  и подготовка к выполнению огневой задачи не превышал половины минимальных сроков пребывания объектов на месте. Это время, выраженное математической зависимостью, можно представить в виде:

t1   +t2  + t3    =  0,5t       ,где   t1  — цикл разведки;

t2 — время на принятие решения

t3 — подготовка к выполнению огневой задачи

t — минимальный срок нахождения объекта на месте

Т = 32 сек. +20 сек. + 150 сек = 202: 2 =101сек. =1 мин.41 сек.

 

В качестве дополнительных требований к системе разведки формирующей и использующей ЕРИП следует выделить следующие:

— состав и возможности автоматизированных систем наблюдения и средств разведки должны соответствовать объему разведывательных задач, необходимому для эффективного управления и применения средств огневого поражения;

— необходимо проводить обязательный периодичный просмотр (подтверждение) разведывательными органами системам и средств разведки всех объектов, назначенных для огневого поражения, их местоположение или характер действий;

— вскрытие объектов противника, и, в первую очередь, разведывательных признаков объектов огневого поражения должно осуществляться на необходимую глубину и обеспечивать гарантированное их распознавание и классификацию;

— для надежного применения огня артиллерии необходимо, чтобы ошибки в определении координат целей в интересах огня для ствольной артиллерии не превышали 10–20м; для РСЗО 50–70м; при применении самонаводящихся (управляемых) боеприпасов 80–120м;

— вся разведывательная информация должна храниться в определенной совокупности баз данных, являющихся функциональным ядром информационного обеспечения командира и его средств поражения.

Следует отметить, что командиру и штабу в интересах управления боем и поражения объектов противника необходимо использование базовой (опорной) информации и текущей (оперативной) информации. Базовая информация должна формироваться в ЕРИП заблаговременно. При этом прием, обработка и хранение базовой информации, формализация данных по объектам, потенциально являющимися объектами поражения, могут осуществляться стационарными центрами оперативного уровня.

Перед нанесением ударов и огневым поражением удаленных объектов для уточнения базовой информации потребуется получение текущей информации, получаемой от оперативных средств воздушной, космической и наземной разведки, в том числе от сил и средств разведки тактического звена.

В этой связи в интересах планирования и подготовки средств поражения для ударов по объектам противника целесообразно использовать мобильные пункты подготовки данных (как вариант группы планирования и координации огневого поражения). Такие пункты могли бы сосредоточивать усилия по формированию исходных данных для поражения объектов противника в определенных зонах с использованием текущей разведывательной информации в условиях быстроменяющейся «картины боя». Взаимодействие между органами управления разведкой родов войск и специальных войск и служб должно осуществляться в автоматизированном режиме, при необходимости возможен запрос с вхождением в банк данных для получения требуемой информации по объектам противника.

Практика войсковых испытаний с ЕСУ ТЗ на базе одной из  мотострелковых бригад Западного округа показала, что это взаимодействие должно осуществляться в постоянном режиме либо по запросу с взаимным вхождением в банк данных для получения требуемой информации. При этом у каждой инстанции должна быть возможность вхождения в нижние звенья управления по прямым линиям связи без ограничения по видам информации.

Кроме того, в ходе комплексной проверки функционирования ЕСУ ТЗ на фоне проведения командно-штабного учения на местности реализовано получение разведывательных данных от подсистемы разведки с автоматическим их включением в базу данных объектов поражения подсистемы РВиА, что обеспечило сокращение времени на принятие решения общевойсковым командиром по огневому поражению противника.

Вполне очевидно, что эффективное функционирование автоматизированных систем и средств разведки связано с комплексным планированием и обработкой данных внутри подсистем и с обменом данных между ними. Комплексное применение автоматизированных систем и средств разведки, систем и комплексов разведывательно-информационного обеспечения, позволит осуществлять взаимную увязку действий органов различных видов разведки в процессе добывания разведывательной информации. На рисунке 4 представлена структурная схема автоматизации процессов управления.

Рис. 4. Структурная схема автоматизации процессов управления
Рис. 4. Структурная схема автоматизации процессов управления

 

Схема наглядно демонстрирует, что комплексирование автоматизированных систем и средств разведки с системами боевого управления, огневого поражения противника и обеспечения стрельбы предполагает качественно новый уровень взаимодействия сил и средств. Взаимодействие предусматривает возрастание количества информации, что, в свою очередь, повышает качество восприятия текущей обстановки, создается единообразное представление о текущей ситуации (единая картина складывающейся обстановки). Наличие единообразного восприятия обстановки позволяет улучшить качество взаимодействия своих сил, повысить степень согласованности и целенаправленности их действий, а также поднять уровень оперативности управления. В этом вопросе авторы статьи [2], прямо указывают, что «системный анализ сил и средств разведки объединения показывает, что для обеспечения участия РВ и А в ОПП может быть использована разведывательная информация, полученная разнородными и разновидовыми силами и средствами разведки. А также и из других источников. Поэтому рассматривая перспективы и тенденции развития средств разведки тактического звена, необходимо рассматривать их в целом, как подсистему «общевойсковая разведка» входящей в общую разведывательно-огневую систему (РОС). В системе РОС, обязательно создается сеть разведки и наблюдения. Она должна обеспечить сбор данных о силах и средствах противника в реальном или близком к реальному масштабу времени.

Для тактического звена она может состоять из множества подключенных к информационно-управляющей сети систем и средств разведки бригадного комплекта, с возможностью подключения к этой же сети систем космического, воздушного базирования, а также систем и комплексов разведки наземного базирования оперативного уровня. Объединение средств разведки в единую сеть дает возможность использования базы данных в интересах тактических средств огневого поражения и управления непосредственно в условиях современного общевойскового боя.

Одной из составляющих системы «общевойсковая разведка» является информационно-управляющая сеть. Она должна являться базовой для достижения информационного превосходства, обеспечивая сбор, обработку, передачу, хранение и защиту информации. Она представляет собой объединенную сетевую систему, включающую базы данных, разнородные каналы и узлы связи, средства обмена данными, криптографии, вычислительную технику, общее и прикладное программное обеспечение.

Ее коммуникационные и вычислительные возможности должны позволять, на основе получаемой от средств разведки и наблюдения информации, поддерживать осведомленность о состоянии и развитии ситуации при ведении боевых действий, что является ключевым фактором информационного превосходства, обеспечивающим новые возможности по гибкому и комплексному управлению своими силами. Важной функцией информационной сети также является защита информации.

Отрицательным опытом в защите информации может служить пример,  который имел место в ходе проведения специальной операции сирийскими войсками в САР.

По причине недостаточной автоматизации разработка планирующих и отчетных документов  в ГБУ осуществлялась на персональных компьютерах, не связанных локальными сетями. В результате информационный обмен осуществлялся передачей печатных документов или переносом информации на отчуждаемых носителях (флэш-картах, CD-дисках), что увеличивало время на подготовку и принятия решения по сложившейся ситуации. В то же время, передача информации посредством отчуждаемых накопителей между абонентами могла привести и к более серьезным последствиям ― утечки информации.

Исследования показывают, что структура информационно-управляющей сети должна представлять собой многоуровневую комплексную систему, обеспечивающую непрерывный обмен и обработку информации в интересах конечных пользователей.

Первый уровень информационно-управляющей сети должен образовываться разнородными средствами связи наземного, воздушного и космического базирования, сопряженными в глобальную сеть передачи данных по единому для всех оконечных устройств протоколу, и должен обеспечивать бесперебойную передачу данных между источниками и потребителями.

Второй уровень информационно-управляющей сети должен включать расположенные на пунктах управления автоматизированные специальные комплексы, способные осуществлять сбор, обработку, оценку разведывательных сведений, накопление и хранение разведывательной информации от своих сил и средств разведки, а также от систем космической, воздушной разведки и средств разведки вышестоящей инстанции, ее геопривязку, формирование и формализацию данных по объектам противника и доведение их до потребителей.

В перспективе, такой подход, представляющий собой территориально-распределительную сеть объектовых автоматизированных систем, оснащенных средствами вычислительной техники с каналами широкополосной связи, позволит пользователю:

  • обращаться непосредственно с рабочих мест пользователей к любым базам данных в пределах разрешенного допуска; обрабатывать и доводить результаты обработки различным потребителям в соответствии с установленным разграничением доступа;
  • пользоваться банком во время обработки материалов, вводить текущие результаты разведки в базы данных, формировать отчетно-информационные документы требуемого вида и передавать их потребителям установленными вариантами связи;
  • проводить статистическую обработку информации по алгоритмам и формулам, заданным конечным пользователем;
  • включать данные из различных баз в отчетно-информационные документы;
  • формировать и выдавать на печать отчетные и информационные документы.

Третий уровень информационно-управляющей сети должен представлять собой формируемое на базе двух первых уровней с помощью прикладного программного обеспечения единое информационное пространство, в котором происходит обработка и анализ информации, создание на ее основе новых знаний и, как конечный результат — принятие решений. Совместное использование информационных ресурсов, объединенных в единую сеть, способно обеспечить эффективное функционирование интегрированных систем разведки, управления и огневого поражения во всем боевом пространстве соединения.

Базовое оборудование автоматизированных информационных систем разведки должно включать связанные контроллерами процессоры различных модификаций, запоминающие и печатающие устройства, емкость и производительность которых определяются функциональным предназначением системы, дисплеи, коммутирующие процессоры для создания каналов связи с пользователями и организации межмашинного обмена данными, а также другую аппаратуру.

Программное обеспечение должно строиться, как правило, по блочному принципу с открытой архитектурой, облегчающую эксплуатацию, модификацию и проверку новых блоков программ в условиях функционирующей системы. Оконечные устройства пользователей должны быть связаны с базовой аппаратурой закрытыми широкополосными линиями передачи данных. Средства закрытия каналов связи целесообразно  встраивать в оконечные устройства или размещать в непосредственной близости от них. Защита данных от несанкционированного доступа должна осуществляться с использованием паролей, личных кодов пользователей и других программно-технических и организационных методов.

Таким образом, рассматривая перспективы развития ЕРИП в интересах огневого поражения необходимо отметить основные тенденции развития средств войсковой разведки. Основными тенденциями являются:

  • увеличение дальности разведки, так как к настоящему времени она не позволяет вскрывать и корректировать 45…50 % первоочередных объектов поражения противника;
  • повышение точности определения координат объектов поражения;
  • сокращение затрат времени на доведение добытых информационных данных об объектах поражения до командиров огневыми подразделениями;
  • дальнейшая автоматизация процессов взаимодействия различных средств разведки в ЕРИП и ряд других.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Матвеевский М.М., Сафонов М.А. Организация и ведение разведки в интересах боевого применения ракетных войск и артиллерии в современных операциях.// Военная Мысль,2017, № 10.
  2. Литвиненко В.И. Союз земли и воздуха.// Армейский сборник, 2018, № 2.

В. ЛИТВИНЕНКО – кандидат военных наук,  полковник