Основные положения международного гуманитарного права

Основные положения международного гуманитарного права

Война во все периоды существования человечества являлась его неотъемлемым и самым жестоким спутником. Прошедшие войны неизменно сопровождались человеческими страданиями, жертвами, разрушениями, подрывали экономические и политические устои государственности, порождали неверие в справедливость и гуманизм. Поэтому государства как основные субъекты международного права пытались уменьшить пагубные последствия войн путем создания и правового закрепления общеобязательных норм, чтобы, во-первых, ограничить воюющие стороны в средствах и методах ведения военных действий и, во-вторых, защитить жертв и участников вооруженных конфликтов.

Исторические аспекты зарождения международного гуманитарного права

Формирование законов и обычаев войны, а также закрепление за ними международно-правового статуса имеют долгую историю. Россия стояла у истоков этого процесса и внесла в него заметный вклад. Традиция ведения военных действий по общепринятым правилам, а также традиция гуманного отношения к жертвам войны неукоснительно соблюдались в русской армии и на флоте.

Еще в XII веке великий князь Киевской Руси Владимир Мономах наставлял детей в «Поучениях сыновьям»: «Куда бы вы ни держали путь по своим землям, не давайте отрокам причинять вред ни своим, ни чужим, ни селам, ни посевам, чтобы не стали проклинать вас… Не давайте сильному губить человека — ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его».

«Устав воинский сухопутный» Петра I подробно регламентировал гуманное отношение русской армии к раненым и больным. Так, например, военнопленным разрешалось получать посылки, письма, а военнопленных офицеров могли отпустить «под честное слово»; под страхом сурового наказания запрещалось грабить население оккупированных территорий, разрушать культовые сооружения.

Великий русский полководец фельдмаршал Александр Суворов в приказе по войскам при штурме г. Варшавы указывал: «Неприятеля, просящего пощады, щадить; безоружных не убивать; с бабами не воевать; малолетков не трогать». А будучи на Северном Кавказе в приказе по Кубанскому корпусу призывал: «…с пленными поступать человеколюбиво, стыдиться варварства, не меньше оружия поражать неприятеля человеколюбием…».

Адмирал Федор Ушаков в капитуляции, принятой от французского гарнизона города Фано, указывал: «Со всеми французскими военнослужащими, находящимися ныне в госпитале, поступлено будет со всевозможным человеколюбием… Все отпущенные отправятся на честный пароль не применять оружия противу союзных держав до настоящего их размена».

Войсковой атаман Донского казачьего войска граф Матвей Платов в кампании 1812 года в приказе всем донским казакам требовал: «…Всякий из нас должен молить о том, что мы приобретаем службой, временем и трудами, то чернят неблагомыслящие грабежами казаки, подобные бродягам».

Герой Русско-турецкой войны генерал Михаил Скобелев поучал своих офицеров: «…Начальник, допускающий грабеж, насилие над жителями и пленными, кладет самые пагубные основы нравственного разложения войск и залог их верного поражения неприятелем…».

В XIX веке в обществе проявилось стремление заменить шаткие и неясные нормы обычного права войны точными правилами, зафиксированными в международных договорах между ведущими мировыми державами. В результате Парижской декларацией 1856 года были определены отношения воюющих и нейтральных держав в морской войне; Женевской конвенцией 1864 года была определена участь больных и раненых воинов во время сухопутной войны; Санкт-Петербургской конвенцией 1868 года было запрещено употребление разрывных пуль.

По инициативе российского императора Александра II в 1874 году была созвана Брюссельская конференция, чтобы кодифицировать (привести в систему) правила ведения сухопутной войны. Был выработан проект Декларации о законах и обычаях войны. Не имея обязательной силы в отношениях между государствами, Брюссельская декларация оказала, однако, большое влияние на развитие права войны.

Огромное значение в развитии международного права сыграли Гаагские конференции мира (1899, 1907). Именно на них были разработаны основные нормы международного гуманитарного права

В нашей стране после установления советской власти 4 июня 1918 года был опубликован Декрет Совета народных комиссаров РСФСР о признании всех международных конвенций о Красном Кресте.

В 1932 году была введена инструкция по применению в Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) Женевской конвенции «Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях».

Вторая мировая война стала серьезным испытанием для системы принципов и норм права вооруженных конфликтов. С началом Великой Отечественной войны, летом 1941 года, Наркомат иностранных дел СССР подтверждал обязательства Советского Союза по соблюдению Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны, Женевского протокола о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или иных подобных газов и бактериологических средств, и Женевской конвенции по улучшению участи раненых и больных в действующих армиях.

Видные полководцы Красной армии в своих приказах войскам требовали гуманного отношения к жертвам войны.

Так, например, в 1945 году войны Маршал Советского Союза Георгий Жуков отдал приказ войскам 1-го Белорусского фронта, обязывающий более гуманно относиться как к военнопленным противника, так и к гражданскому населению Германии.

В послевоенный период четыре Женевские конвенции 1949 года о защите жертв войны с оговорками были подписаны Советским Союзом. Две из них были трансформированы в инструкции по применению в Вооруженных Силах СССР Женевских конвенций от 12 августа 1949 года об улучшении участи раненых, больных в действующих армиях и лиц, потерпевших кораблекрушение на море. Инструкции были введены в действие в 1958 году приказом министра обороны СССР. Дополнительные протоколы I и II к этим конвенциям были подписаны СССР 12 декабря 1977 года.

Сегодня Российская Федерация является участником практически всех международных договоров в области международного гуманитарного права. В России много делается, для того чтобы нормы национального законодательства соответствовали международным документам, регулирующим порядок ведения военных действий и меры по защите жертв войны.

Основные положения права вооруженных конфликтов в системе международного права

Право войны и действующая система норм международного права, регулирующая правоотношения в период боевых действий, составляют специфическую, отдельную отрасль международного права — право вооруженных конфликтов.

Право вооруженных конфликтов (ПВК) — это система юридических норм и принципов, применяемых как в международных, так и в немеждународных вооруженных конфликтах.

ПВК регулирует:

правовые последствия начала и окончания войны;

правовой статус участников международного конфликта;

военные действия и правовой статус театра войны;

отношения между воюющими сторонами;

отношения воющих стран с нейтральными странами;

методы и средства ведения войны, запрещающие или ограничивающие их применение;

права мирных граждан в ходе вооруженной борьбы.

ПВК устанавливает:

правила обращения с военнопленными, ранеными, больными и гражданским населением с целью защиты жертв войны;

международно-правовую ответственность государства и уголовную ответственность физических лиц за нарушения правил ведения боевых действий.

Право вооруженных конфликтов включает в себя международное гуманитарное право (МГП), которое представляет собой совокупность обязательных для государств юридических норм, направленных на защиту жертв вооруженных конфликтов международного и внутреннего характера и на ограничение средств и методов ведения войны.

МГП преследует две основные цели:

защиту лиц, которые не принимают участия или прекратили принимать участие в военных действиях;

ограничение средств ведения войны, в частности, вооружений, и методов ведения боя.

Объектом ПВК являются общественные и международные отношения, складывающиеся между воюющими сторонами в ходе ведения вооруженного конфликта. Предмет ПВК составляют отношения по поводу защиты жертв войны и правил ведения вооруженной борьбы.

В области ПВК были разработаны и приняты конкретные международные договоры, обычно называемые источниками международного гуманитарного права.

К ним относятся, например:

Декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль (Санкт-Петербург, 29.11.1868);

Декларация о неупотреблении легкоразворачивающихся или сплющивающихся пуль (Гаага, 29.07.1899);

Гаагские конвенции (18.10.1907);

Протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых и других подобных газов и бактериологических средств. (Женева, 17.06.1925);

Женевские конвенции о защите жертв войны (12.08.1949);

Дополнительный протокол к Женевским конвенциям, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) от 8 июня 1977 года;

Дополнительный протокол к Женевским конвенциям, касающийся защиты жертв военных конфликтов немеждународного характера (Протокол II) от 8 июня 1977 года;

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении от 10.04.1972 г.;

Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, от 10 октября 1980 года и протоколы к ней;

Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (13.01.1993).

Нормативная база Министерства обороны Российской Федерации включает в себя ряд нормативно-правовых актов, регламентирующих боевое применение соединений, воинских частей и подразделений видов и родов войск в ходе вооруженных конфликтов.

Такими документами являются: приказ Министра обороны СССР от 16 февраля 1990 года № 75 «Об объявлении Женевских конвенций о защите жертв войны от 12 августа 1949 года и Дополнительных протоколах к ним»; приказ Министра обороны Российской Федерации от 8 августа 2001 года № 360 «О мерах по соблюдению норм международного гуманитарного права в Вооруженных Силах Российской Федерации».

В 2001 году Министром обороны России утверждено Наставление по международному гуманитарному праву для Вооруженных Сил Российской Федерации. Оно разработано в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе», Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, а также с учетом международных договоров, относящихся к международному гуманитарному праву, участницей которых является Россия. Наставление предназначено для изучения и соблюдения командирами, штабами тактического звена, а также всеми военнослужащими ВС РФ норм МГП при подготовке и в ходе ведения боевых действий.

Кроме того, положения МГП включены в Устав внутренней службы ВС РФ, ряд документов, регламентирующих подготовку и ведение боевых действий как Сухопутных войск, так и частей и подразделений других видов и родов войск.

Международное гуманитарное право, применяемое в вооруженном конфликте, выполняет организационно-управленческую, превентивную, правовую и защитную функции.

Принципы права вооруженных конфликтов с учетом их содержания можно разделить на две группы: основные и специальные.

К основным относятся: принцип гуманизма; принцип равного обращения с участниками вооруженных конфликтов и запрещения их дискриминации.

Специальную группу составляют принципы: ограничения воюющих в выборе средств ведения войны; защиты жертв войны и гражданских объектов; добропорядочности, законности и ответственности.

Право вооруженных конфликтов регулирует статус участников международного конфликта. В основу их правового статуса заложен правовой статус человека и гражданина в соответствии с международным гуманитарным правом. В то же время правовой статус участников международного конфликта отличается значительной спецификой. Он зависит от того, какую роль играют физические лица в вооруженном конфликте, степени, интенсивности и характера их участия.

Все участники международных конфликтов делятся на: комбатантов, некомбатантов, наемников, шпионов и лиц, находящихся под защитой права (см. рис. 1).

Комбатанты (от французского combatant — «воин», «боец») — это  сражающиеся люди. На комбатантов распространяется действие законов и обычаев войны, если они удовлетворяют всем нижеследующим условиям:

имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;

имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак;

открыто носят оружие;

соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.

Ополчение или добровольческие отряды в тех странах, где они составляют армию или входят в ее состав, считаются армией.

Население незанятой территории, которое при приближении неприятеля добровольно возьмется за оружие для борьбы с вторгающимися войсками, признается воюющим, если открыто носит оружие и соблюдает законы и обычаи войны.

Некомбатанты — это несражаюшиеся лица (например, медицинский персонал, священники). К некомбатантам относится мирное гражданское население.

Во время военных действий часто возникает потребность в разграничении категорий: шпион, разведчик, доброволец, наемник и др.

К незаконным участникам военных конфликтов относятся наемники.

Наемник — это лицо, специально завербованное на месте или за границей, для того чтобы сражаться в вооруженном конфликте, либо фактически принимающее непосредственное участие в военных действиях, либо принимающее участие в военных действиях, руководствуясь желанием получить личную выгоду и обещанное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение комбатантов того же ранга.

Наемник не является гражданином государства, участвующего в конфликте, не выполняет в нем официальных обязанностей от имени другого государства, не входит в личный состав вооруженных сил государства.

Наемники не находятся под защитой норм международного права вооруженных конфликтов.

Военный шпион (лазутчик) — это лицо, которое, действуя тайным образом или под ложными предлогами, собирает или намеревается собрать сведения в районе действия одного из воюющих с намерением сообщить таковые противной стороне.

Если лицо из состава вооруженных сил собирает сведения на территории, контролируемой противной стороной, и носит при этом форменную одежду своих вооруженных сил, или не действует обманным путем, или преднамеренно не прибегает к тайным методам, то оно является не шпионом, а разведчиком. В случае если разведчик попадает в руки противника, на него распространяется режим военного плена.

Доброволец — это лицо, добровольно поступающее в действующую армию одной из воющих сторон. Международное право считает правомерными действия добровольца, если он вступает в армию государства, ведущую войну в защиту своей страны от иностранной агрессии и оккупации.

Правовой статус жертв войны определен соответствующими конвенциями 1949 года «Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях» и «Об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море». Понятия «раненые» и «больные» распространяются как на комбатантов, так и на некомбатантов. В отношении указанных лиц нельзя:

посягать на жизнь и физическую неприкосновенность;

брать в заложники;

посягать на человеческое достоинство;

без судебного решения осуждать и применять наказание.

Медицинские учреждения и медицинский персонал пользуются уважением и защитой, на них нельзя совершать нападение.

Попавшие во власть неприятеля раненые и больные воюющей армии считаются военнопленными, и к ним должен применяться режим военного плена.

Правовой статус военнопленных определен Конвенцией 1949 года «Об обращении с военнопленными». К этой категории лиц относятся попавшие в плен воюющие, т. е. комбатанты. Они находятся во власти неприятельского государства, а не отдельных лиц или воинских частей.

К военнопленным нельзя применять акты насилия, запугивания и оскорбления. Необходимо уважать их личность и честь. Нельзя совершать действия, которые могут привести к смерти военнопленного или угрожать его здоровью. Запрещается дискриминация военнопленного вследствие его расы, национальности, вероисповедания, политических убеждений. Эти требования относятся и к участникам вооруженного конфликта немеждународного характера.

Как только прекращаются военные действия, военнопленные должны быть освобождены, если они не привлекаются к уголовной ответственности за военные преступления.

Правовой статус гражданского населения регулируется Конвенцией 1949 года «О защите гражданского населения во время войны». При этом защита гражданского населения осуществляется в вооруженных конфликтах как международного, так и немеждународного характера.

Гражданскому населению необходимо представлять права и свободы без дискриминации по признакам расы, национальности, религии и политических убеждений. Нельзя применять к гражданскому населению любые меры физического или морального воздействия в целях получения от них каких-либо сведений.

Международное гуманитарное право также направлено на защиту культурных ценностей, что предполагает их охрану и уважение.

Правовой режим военной оккупации — это временное занятие в ходе войны вооруженными частями одного государства территории другого государства с принятием ими на себя управления этой территорией, временная замена одной власти другой. Согласно нормам МГП суверенитет государства на территорию, временно захваченную оккупантом, не переходит к оккупанту. Противник, оккупировав территорию, обязан восстановить и обеспечить общественный порядок. Оккупанты обязаны уважать жизнь, семью, честь, собственность, религиозные обряды и обычаи населения оккупированной территории, обращаться с населением гуманно, в частности, охранять от любых актов насилия или запугивания. Население оккупированной территории нельзя принудить служить в вооруженных силах или вспомогательных частях армии оккупанта. Оккупант вправе привлекать население к работам только в пределах мест проживания населения оккупированной территории. Оккупационные власти могут временно пользоваться государственной собственностью противника, однако такую собственность нельзя присваивать или отчуждать.

Характеристика запрещенных средств и методов
ведения войны. Ответственность за нарушение норм международного гуманитарного права

Право сторон вооруженного конфликта выбирать средства и методы ведения войны не является неограниченным. IV Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, Конвенция о запрещении и ограничении применения конкретных видов обычного оружия 1981 г. и ст. 35 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям содержат нормы, определяющие характер методов и средств ведения войны.

Так, в статье 36 Дополнительного протокола I содержится норма, которая гласит, что при изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение новых видов оружия, средств или методов ведения войны государства обязаны «определить, подпадает ли их применение при некоторых или при всех обстоятельствах под запрещения» норм международного права.

В международном праве все методы и средства ведения войны делятся на дозволенные (правомерные) и недозволенные (неправомерные, незаконные); на запрещенные (полностью или частично) и незапрещенные.

Средства ведения войны — это оружие и иная военная техника, применяемые вооруженными силами воюющих сторон для уничтожения живой силы и техники противника, подавления его способности к сопротивлению.

К запрещенным средствам ведения войны международное гуманитарное право относит те, которые причиняют излишние страдания своими поражающими свойствами:

1) пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле;

2) снаряды массой менее 400 граммов, начиненные взрывчатыми или горючими веществами;

3) яды или отравленное оружие;

4) снаряды, имеющие единственное назначение — распространять отравляющие вещества; удушающие и другие ядовитые газы и бактериологические средства;

5) бактериологическое (биологическое) и токсинное оружие;

6) средства воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда;

7) конкретные виды обычного оружия неизбирательного действия и оружия, использование которого вызывает чрезмерные повреждения или страдания. К ним относятся:

любое оружие, основное действие которого заключается в нанесении поражений осколками, которые не обнаруживаются в человеческом теле с помощью рентгеновских лучей;

мины, мины-ловушки или другие устройства, специально спроектированные для срабатывания от излучения миноискателя;

любые самодеактивирующиеся мины, оснащенные элементом неизвлекаемости;

противопехотные мины, которые не обнаруживаются при помощи общедоступных миноискателей;

мины-ловушки, устанавливаемые вне военных объектов и каким-либо образом соединенные или ассоциирующиеся с международными отличительными эмблемами;

самодельные мины-ловушки, выполненные в форме безвредных предметов;

ослепляющее лазерное оружие;

зажигательное оружие при любых обстоятельствах против гражданского населения и гражданских объектов, а также для уничтожения лесов и иного вида растительного покрова, за исключением случаев, когда такие природные элементы используются противником в военных целях.

Под методами ведения вооруженной борьбы следует понимать порядок использования средств ее ведения для уничтожения живой силы и военной техники противника. В международном гуманитарном праве четко проводится различие между вероломством и военными хитростями.

В доктрине международного права под вероломством понимается осуществление враждебного акта под прикрытием права на защиту.

Примерами вероломства (как это предусмотрено в ст. 37 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года) могут служить следующие действия:

симулирование намерения вести переговоры под флагом перемирия;

симулирование капитуляции;

симулирование выхода из строя вследствие ранения или болезни;

симулирование обладания статусом гражданского лица или некомбатанта;

симулирование обладания статусом, предоставляющим защиту, путем использования знаков, эмблем или форменной одежды ООН, нейтральных государств или других государств, не являющихся сторонами, находящимися в конфликте.

В отличие от вероломства военные хитрости считаются правомерными и означают любое действие, не являющееся в конечном счете вероломным, но направленное на то, чтобы ввести противника в заблуждение или вынудить его действовать опрометчиво (ст. 37 п. 2 Дополнительного протокола I).

Примерами военных хитростей могут служить:

маскировка (природная, с использованием красителей, сеток, дыма);

мероприятия по активной маскировке (ложные цели, отвлекающие удары);

демонстративные действия, ложные операции;

дезинформация, ложная информация;

использование технических средств (электронных, средств связи).

Дополнительный протокол I (ст. 38–39) содержит перечень запрещенных методов введения противника в заблуждение. К ним относятся:

использование во время боевых действий, для прикрытия военных операций, содействия им или их затруднения флагов, военных эмблем или форменной одежды противника, нейтральных государств или ООН;

использование не по назначению отличительных знаков медицинской службы, гражданской обороны, культурных ценностей, установок и сооружений, содержащих опасные силы, белого флага парламентера, а также других общепризнанных отличительных знаков и сигналов (например, для демилитаризованных зон, необороняемых местностей).

Анализ норм, содержащихся в ст. 35, 53, 75, 85 Дополнительного протокола I, позволяет выделить следующие группы запрещенных методов ведения вооруженной борьбы.

1. Направленные против комбатантов противника:

а) предательское убийство или ранение лиц, принадлежащих к войскам противника;

б) убийство парламентера и сопровождающих его лиц (трубача, горниста, барабанщика);

в) убийство или ранение лиц неприятеля, которые, сложив оружие или не имея возможности защищаться, сдались в плен;

г) нападение на лиц, вышедших из строя вследствие болезни или ранения, а также на лиц, покинувших терпящий бедствие летательный аппарат (за исключением лиц, относящихся к воздушно-десантным войскам);

д) принуждение лиц противной стороны принимать участие в военных действиях, направленных против их страны;

е) отдание приказа не оставлять никого в живых, угроза этим или ведение военных действий на этой основе;

ж) взятие заложников.

2. Направленные против гражданского населения:

а) осуществление геноцида, апартеида;

б) террор в отношении местного населения;

в) использование голода среди гражданского населения.

3. Направленные против объектов:

а) атака, бомбардировка или уничтожение санитарных учреждений, госпитальных судов (санитарных транспортов), санитарных самолетов, имеющих надлежащие отличительные знаки;

б) бомбардирование военными самолетами, морскими кораблями незащищенных городов, портов, селений, жилищ, исторических памятников, храмов, госпиталей при условии, что они не используются в военных целях;

в) уничтожение культурных ценностей, исторических памятников, мест отправления культа и др., составляющих культурное или духовное наследие народа, а также их использование для обеспечения успеха в военных действиях.

4. Направленные против собственности:

а) истребление или захват неприятельской собственности, кроме случаев, когда такие действия вызываются военной необходимостью;

б) захват судов, предназначенных для берегового рыболовства или потребностей местного мореплавания; госпитальных судов, а также судов, выполняющих научные и религиозные функции;

в) разграбление города или местности.

Указания на методы ведения боевых действий обычно содержатся в распорядительных документах (приказах) органов военного управления, поэтому именно в них и должны предусматриваться все меры предосторожности, которые необходимы при проведении операции.

Нарушение правовых норм влечет за собой ответственность. В международном гуманитарном праве ответственность делится на два вида: ответственность государства и ответственность индивидов (конкретных правонарушителей).

Основанием для возникновения международно-правовой ответственности является совершение государством международного правонарушения (международно-противоправного деяния).

Международное правонарушение — это действие или бездействие субъекта международного права, нарушающее его нормы и наносящее другому субъекту или всему международному сообществу в целом вред материального или нематериального характера (например, агрессия, посягательство на территориальную целостность и политическую независимость, нарушение договорных обязательств).

Международные правонарушения в зависимости от характера и тяжести подразделяются на международные деликты (проступки) и международные преступления.

Международные деликты — это противоправные действия, наносящие ущерб отдельному государству, либо ограниченному кругу субъектов международного права (например, установление дискриминационного режима для определенных категорий иностранцев, нарушение дипломатического иммунитета).

Международное преступление — это опасное международное правонарушение, посягающее на жизненно важные интересы государств и наций, подрывающее основы их существования, грубо попирающее важнейшие принципы международного права, представляющее угрозу миру и безопасности человечества.

Существуют следующие виды международно-правовой ответственности: политическая; материальная; уголовная ответственность физических лиц.

Политическая ответственность может наступать в форме санкций, сатисфакций или репрессалий.

Законодательство Российской Федерации учитывает положения международного гуманитарного права в части установления ответственности за его серьезные нарушения.

К ответственности за указанные деяния могут привлекаться должностные лица органов военного управления, командиры воинских формирований или подразделений, военнослужащие и другие участники вооруженного конфликта.

За нарушения норм международного гуманитарного права, не влекущих уголовную ответственность, военнослужащие привлекаются к ответственности в соответствии с Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации и нормативными правовыми актами, предусматривающими их материальную ответственность.

Таким образом, учет норм права вооруженных конфликтов при ведении боевых действий будет способствовать достижению главной цели — смягчению участи тех лиц, которые не участвуют или прекратили участие в вооруженной борьбе, а также защите тех объектов и имущества, которые не используются в военных целях.

Методические рекомендации

Во вводной части занятия необходимо подчеркнуть актуальность изучаемой темы в связи с тем, что обстановка в отдельных регионах планеты отличается нестабильностью, на территории некоторых государств либо уже разворачиваются вооруженные конфликты, либо велики предпосылки к их возникновению. Кроме того, можно отметить, что нормативно-правовая база в области права вооруженных конфликтов постоянно совершенствуется с учетом нового накопленного опыта, поэтому для грамотного применения его норм в боевых условиях необходимо находиться в курсе всех изменений.

Раскрывая содержание учебных вопросов, важно выделить роль, место и значение системы международного гуманитарного права в Вооруженных Силах Российской Федерации.

Занятие полезно сопровождать историческими примерами соблюдения норм МГП военнослужащими армии нашей страны в ходе проведения боевых и миротворческих операций.

В заключение занятия необходимо сделать краткие выводы, ответить на вопросы аудитории.

ЛИТЕРАТУРА:

Наставление по международному гуманитарному праву для Вооруженных Сил Российской Федерации (утв. Министром обороны РФ 08.08.2001 г.)

Батырь В.А. Международное гуманитарное право. / Учебник для вузов. — М.: Юстицинформ, 2011.

Лазутин Л.А. и др. Международное гуманитарное право: война, память, справедливость (юридические и исторические аспекты) / Учебное пособие для вузов. — М.: Юрайт, 2020.

Право на поле брани. Учебный видеофильм по общественно-государственной подготовке военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации / МККК. 2000.

Д. САМОСВАТ, подполковник запаса